Стиль жизни
Бесплатный
Владимир Гаков

Как бизнес по "облагораживанию" самогона стал крупнейшей семейной фирмой по производству спиртного

История успеха эмигрировавшего на Кубу испанца Факундо Бакарди Массо
Bacardimediacentre.com

Статья из приложения "Как потратить", номер за сентябрь 2012

Сегодня компания Bacardi Limited со штаб-квартирой на Бермудских островах управляется представителем седьмого поколения семейства Бакарди. Детище дона Факундо и его потомков входит в состав группы компаний Bacardi – Martini, владеющей “портфелем брендов” во всех смыслах сногсшибательных. Кроме легендарных одноименных рома и вермута это и виски Dewar’s, и джин Bombay Sapphire, и коньяк Otard, а также ликеры Amaretto di Saronno, Drambuie и Benedictine, текила Cazadores, водки – французские Grey Goose и Eristoff, новозеландская 42 Below… Всего более 200 марок спиртного, продаваемого в 150 странах мира!

Химия и жизнь

А начиналось все полтора столетия назад на Кубе, где крепкое пойло из сахарного тростника не гнал только ленивый. Называли эту бурду ромом, хотя к нынешнему благородному напитку она имела примерно то же отношение, как сегодняшний Остров свободы – к настоящей свободе. Пока за дело не взялся Факундо Бакарди…

В 1814 году у каменщика Хуана Бакарди Массо из каталонского города Ситжеса родился четвертый ребенок, которого назвали Факундо. В пятнадцатилетнем возрасте будущий “ромовый король” отправился искать счастья на Кубе, бывшей тогда испанской колонией. Там уже успели осесть члены семейства Бакарди, и Факундо начал свою трудовую деятельность в магазинчике старшего брата Хосе, торговавшего товарами из метрополии. А в 1843-м, набравшись опыта, основал в Сантьяго-де-Куба свою собственную компанию Facundo Bacardi y Cia. Младший Бакарди специализировался на испанских винах, дело его шло успешно, но все кончилось в один ужасный день 21 августа 1852 года, когда страшное землетрясение разрушило полгорода. Спустя несколько дней последовал еще один толчок, а довершила дело начавшаяся эпидемия холеры.

Потеряв двух детей, Бакарди отвез уцелевшую часть семейства на родину. В его отсутствие магазин был разграблен, так что пришлось начинать все сначала – заново устраиваться на работу к брату (бизнес которого, к счастью, не пострадал). Торгуя спиртным в “братской” фирме, Факундо Бакарди заинтересовался новыми технологиями производства рома. Пришлось освоить основы химии и почти десять лет провести среди колб и реторт. Но в результате труд был вознагражден. Химику-любителю удалось выделить особый штамм дрожжей, сообщавших грубому напитку особый, ни с чем не сравнимый аромат (этот штамм по сей день применяется в производстве рома Bacardi). Кроме того, Бакарди обнаружил, что при пропускании рома через угольный фильтр качество напитка резко возрастает, а если к тому же выдерживать ром в дубовых бочках, он приобретает неожиданную для грубого напитка мягкость.

Так мир обрел нынешний белый ром – чистый, мягкий и ароматный. В 1862 году братья основали винодельческую и виноторговую фирму Bacardi y Compania. Купив винокурню у своего поставщика рома, они начали производить невиданный прежде белый ром Bacardi Carta Blanca.

Cuba Libre

Конец позапрошлого века выдался на Кубе бурным. Череда восстаний против испанских колонизаторов вылилась в полномасштабную народно-освободительную войну за независимость. И в 1898 году мятежный остров обрел долгожданную свободу. Тому немало способствовала местная патриотически настроенная буржуазия, среди которой оказалось и семейство Бакарди, причем возглавивший в 1877 году компанию сын дона Факундо, Эмилио Бакарди, столь горячо поддерживал лидера революции Хосе Марти, что не раз оказывался за решеткой и дважды высылался с острова. Зато когда революция победила, дону Эмилио воздали по заслугам – он был избран мэром Сантьяго, а впоследствии стал сенатором независимой Республики Куба. Именно тогда родились легендарные коктейли Cuba Libre (“Свободная Куба”) и дайкири, представлявшие собой смесь рома Bacardi с кока-колой (в первом случае) и его же с лаймом и сахаром – во втором.

А чуть позже новому витку расцвета Bacardi помимо своей воли поспособствовали соседи-американцы, ранее оказавшие активную помощь повстанцам во время американо-испанской войны. Когда в 1920-х годах в США был принят сухой закон, построенный к тому времени в Нью-Йорке заводик Bacardi, конечно, закрыли. Но кубинские владельцы его не унывали, потому что их остров стал настоящей Меккой для американских туристов: и от Майами рукой подать, и выпить – без проблем!

Дела пошли так бойко, что в 1922 году Эмилио Бакарди основал в Сантьяго новый винзавод. А его зять Энрике Шуэг, также вошедший в семейный бизнес, спустя восемь лет открыл в Гаване новый офис компании (Bacardi Building считается одним из самых ярких образцов архитектуры Art Deco в Латинской Америке). В 30-е годы новые заводы появились в Мексике и Пуэрто-Рико. А десятилетием позже – уже после отмены сухого закона – Бакарди открыли представительство в США. Это был удачный ход – сегодня на Штаты приходится почти половина всего продаваемого рома Bacardi.

На свободу – с Острова свободы

После окончания Второй мировой войны, в годы которой бразды правления компанией перешли к зятю Шуэга – Хосе Бошу, ничего, казалось, не предвещало неприятностей кубинской компании, успевшей “залить” своим ромом все Западное полушарие.

Но в 1952 году в стране был совершен военный переворот, в результате которого к власти пришел режим проамериканского диктатора Батисты. А годом позже отряд повстанцев под руководством молодого адвоката и начинающего политика Фиделя Кастро попытался штурмом взять укрепленные казармы Монкада в Сантьяго-де-Куба. Это выступление закончилось неудачно, руководители восстания предстали перед судом и получили длительные сроки тюремного заключения. Однако под давлением общественного мнения Батиста амнистировал осужденных, после чего Кастро с соратниками эмигрировал в Мексику, где началась подготовка к новой революции на Кубе. Завершившейся, как известно, в первые дни января 1959-го триумфальным вступлением вооруженных отрядов повстанцев в Сантьяго-де-Куба и Гавану.

Революция на Кубе снова победила. Но на сей раз “ромовому” семейству не удалось, как в прошлый раз, поймать ветер революции в свои паруса. Пока повстанцы под руководством Кастро с переменным успехом вели партизанские действия против правительственных войск, семейство Бакарди разделилось в своих политических предпочтениях. Некоторые его члены поддерживали Батисту, другие, включая Хосе Боша, напротив, стояли за Кастро. Глава фирмы лично перевел десятки тысяч долларов революционерам.

Хотя надо отдать должное интуиции Боша: сразу после победы революции он на всякий случай перерегистрировал торговую марку Bacardi на более спокойных Багамских островах. И туда же перевел всю документацию, содержавшую, в частности, технологические секреты ромового производства. А когда победивший Кастро недвусмысленно заявил о намерении строить на Кубе социализм, все семейство единодушно перешло в оппозицию новому режиму. После ожидаемой национализации компании, последовавшей в октябре 1960-го, Бакарди ничего не оставалось, как покинуть Остров свободы и перебраться в США.

Потеряв имущество на Кубе, Bacardi удалось сохранить свои зарубежные производственные мощности плюс торговую марку. Чтобы наверстать упущенное, нужны были средства, и руководству компании пришлось пойти на частичное акционирование. А затем, уже в 1980-х годах, новое поколение семейства Бакарди решило консолидировать акции, выкупив их у “пришлых” акционеров и возвратив в “семейную копилку”.

К тому времени фирма вернула себе лидерство на “ромовом” участке мирового алкогольного рынка. И начала планомерно осваивать прочие сегменты.

В 1993 году произошло слияние с крупнейшим в мире производителем вермута Martini & Rossi с образованием группы компаний Bacardi – Martini. После этого фирму возглавил первый “не член семьи” (а всего лишь семейный адвокат Бакарди) – Джордж Рейд, замечательно оправдавший свою фамилию: при нем счет купленным компаниям и брендам пошел на десятки.

Пиратский напиток

Ко времени пришелся и богатый профессиональный опыт нового главы Bacardi – Martini: как раз началась торговая тяжба за популярную торговую марку Havana Club.

В 1997 году Bacardi – Martini выкупила лакомую торговую марку у ее владельцев – семейства Арчабала, таких же эмигрантов с Острова свободы, чья компания была тоже национализирована после революции. Со своей стороны претендовало на бренд и кубинское правительство. И подкрепило претензии тем, что создало одноименное совместное предприятие Havana Club Holding с одним из главных конкурентов Bacardi – Martini – французским “тяжеловесом” Pernod Ricard. Которому, как считают кубинцы и французы, принадлежат эксклюзивные мировые права на продажу Havana Club.

В результате затяжной торговой войны “ром преткновения” по-прежнему продается кубинско-французским СП. Везде – кроме США, где в 1996 году был принят закон Хелмса – Бертона, предусматривающий дополнительные экономические санкции против Кубы. В частности, по этому закону Соединенные Штаты не признают прав на интеллектуальную собственность (к которой относятся торговые марки) государств, угрожающих безопасности американских граждан.

Куба постоянно обвиняет Bacardi – Martini в лоббировании этого закона, и не без оснований. Но пока Havana Club “американского разлива” (точнее, пуэрто-риканского) охотно пьют в Америке, компания может не опасаться за свое будущее. К тому же в портфеле Bacardi – Martini еще столько первоклассных брендов “во главе” с неоспоримым хитом – ромом Bacardi. За полтора века этот напиток с летучей мышью, сонмом золотых медалей и испанским гербом на этикетке собрал более 400 высших наград.

И жжет по-прежнему!

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать