Стиль жизни
Бесплатный
Дмитрий Савельев|Для Ведомостей

Фестиваль «Сахалинский экран»: На край света под «Конвоем»

Денежный эквивалент

«Сахалинский экран» придумал своим наградам финансовое содержание: фильм-победитель в придачу к увесистой прямоугольной статуэтке из стекла получил 1 млн руб., победители в номинациях – по 250 000, а спецприз жюри составил 100 000.

«Конвой» уехал из Южно-Сахалинска с наградами лучшему фильму, режиссеру Алексею Мизгиреву и актеру Олегу Василькову. Еще один официальный приз присудили Марии Шалаевой за главную роль в драме Павла Руминова «Я буду рядом». А почетный президент Алла Сурикова отметила персональной наградой «Орду» Андрея Прошкина. В общем, если бы не спецприз забавному китайскому «Фортепиано на фабрике», то, пробегая глазами наградной лист, можно было бы и не догадаться, что с дальневосточным фестивалем всего за год – а вернее, за два летних месяца – случилось волшебное превращение.

«Сахалинский экран» втихую родился год назад по инициативе режиссера Суриковой – она первая поняла, что «чеховский» остров, который в последнее время приободрился в связи с обнаруженными там нефтяными залежами, заслуживает собственных зрелищ и может себе их позволить. При рождении фестиваль получил скучноватое имя (в ближайшем будущем он хочет переназваться) и формат маленькой домашней радости: показ десятка российских фильмов со «зрительским потенциалом» и к ним в придачу десяток любимцев публики – на неделю самолетом из Москвы и обратно.

Может статься, «Сахалинский экран» жил бы себе этой простецкой жизнью и дальше, питаясь мало-помалу из областного бюджета и невыразительно подтверждая правоту тех, кто убежден, что только такой формат и отвечает региональным чаяниям-нуждам. Однако несчастье ему помогло: в силу разных причин устроители упустили время на подготовку второго фестиваля – и «Сахалинский экран» свалился в руки правильных кризис-менеджеров.

Алексей Агранович, известный в киномире фестивальный церемониймейстер и адепт элегантного минимализма, в диалоге с местными властями рискнул предположить, что у этого фестиваля может быть судьба иного сорта, а у сахалинской публики – самые разные интересы, в том числе и, страшно сказать, утонченные. Даже если таковые интересы ею пока и не осознаются в качестве спроса – за отсутствием предложения. Получив от областных властей – они большие молодцы – согласие на эксперимент и широкие полномочия креативного директора, Агранович распространил свои представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, не только на облик вверенного фестиваля, но и на его содержание. Ключевым здесь стало назначение программным директором Алексея Медведева – кинокритика с точным взглядом, отличным вкусом и опытом фестивального программиста. В результате его энергичных действий «Сахалинский экран» за два месяца превратился в международный фестиваль с нестыдными фильмами в конкурсе, влиятельными лицами в жюри, содержательными внеконкурсными программами, а главное – с полными залами. Полными далеко не на всех сеансах, но лиха беда начало. Аншлаг на иранском артхаусе, искренний и не срывающийся в раздражение интерес старых и малых к литвиновской «Последней сказке Риты», переполненный фестивальный шатер на встрече не с комеди-клабберами, а с Татьяной Друбич и другие славные обстоятельства сахалинской недели обещают этому фестивалю неплохое будущее и, может статься, последователей. А новое непыльное имя ему найдется. Член жюри Кирилл Разлогов предложил «Край света» – и по делу, и кинематографично.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать