Стиль жизни
Бесплатный
Константин Мильчин

Алексей Иванов, «Увидеть русский бунт»: путешествие по следам отрядов Пугачева

В книге альбомного формата дается оригинальная трактовка пугачевщины
Цитата

Драгуны князя вышли из крепостей и погрузились в глубины спелых чащоб. От Табынска до Стерлитамака с поляны на поляну заметалось суматошное сражение. Конные команды летали сквозь дубравы туда-сюда, теряли друг друга и путали отряды врагов со стадами буланов, башкирских оленей. Пушки проваливались в медвежьи берлоги. С ветвей рыси когтями рвали проплывающие мимо знамена. Растерзанные башкиры – в Стерлитамак. Между ними стеной стоял лес, где ночью победно завыли волки.

О том, что Алексей Иванов, один из самых интересных и ярких писателей 2000-х, пишет свою версию истории Пугачевского бунта, известно уже года четыре. Книга все не появлялась, а Иванов выпускал не самые удачные прозаические эксперименты – сперва под псевдонимом Маврин роман «Псоглавцы», затем уже под своей фамилией «Комьюнити». И вот выходит «Увидеть русский бунт» – масштабный, как по задумке, так и по альбомному формату издания, труд, в котором Иванов предлагает свою трактовку пугачевщины. А заодно замахивается и на всю российскую историю.

Это в первую очередь путешествие по Урало-Волжскому региону: Иванов проделал тот же путь, что и отряды Пугачева. Для автора важно, что российские регионы отличаются друг от друга своей идентичностью. Например, для донского казачества важнее всего идея равенства, для яицких казаков – идея справедливости. А для рабочих уральских заводов – идея труда, они защищали свои заводы от восставших и бились не хуже профессиональных воинов, казаков и башкир. Империя, по версии Иванова, пыталась стереть эту идентичность, а благодаря Пугачевскому бунту она проявилась как никогда ярко. И началась междоусобица, брат пошел войной на брата, города превратились в пепелища, а на полях выросли горы трупов. Башкирам, кстати, восстание в итоге помогло сохраниться как народу: пройдет 20 лет, и при императоре Павле империя оставит попытки превратить их в обычных подданных и даст им определенную автономию в формате Башкиро-мещерякского войска.

Проезжая по территории, где некогда полыхало восстание, Иванов подробно описывает, кто с кем и где дрался, кто кого пытал и вешал, каковы были итоги восстания для данной местности и какое здание стоит сейчас на месте сражений и осад. На Арском поле, где когда-то лучший из царских командиров той войны Михельсон разбил войска Пугачева и спас Казанский кремль, сейчас обычные жилые кварталы столицы Татарстана. А в Башкирии до сих пор есть руины заводских сооружений, разрушенных повстанцами.

Как и в своих исторических романах «Сердце Пармы» или «Золото бунта», Иванов показывает, что идеи, мифы, представления о чести и справедливости являются более важным двигателем истории, чем экономика. Выпустив книгу в год митингов, он смог избежать параллелей между пугачевщиной и сегодняшним днем. А заодно и личных пристрастий: он не «за царя» и не «за Пугачева». У него вызывают искреннюю симпатию и повстанцы, и «лоялисты». И у тех и у других своя правда и своя честь, и Иванова, видимо, искренне восхищает то, как обе стороны готовы до смерти отстаивать и то и другое.

А вот с изданием не все так гладко: огромный том нашпигован густым текстом, его попросту неудобно держать в руках. Да и поставить в книгу, где речь идет о походах, хотя бы маленькую карту этих походов, было бы не лишним. История здесь рассказывается не в хронологическом, а в географическом порядке – от прикаспийских степей на Урал, оттуда к Казани, а дальше вдоль Волги обратно в сторону Каспийского моря. Ради большей наглядности Иванов пожертвовал логичностью изложения. В итоге главки пересекаются, персонажи появляются в тексте спонтанно и не всегда понятны их титулы и история, а хронология нарушается то тут, то там.

Алексей Иванов.

Увидеть русский бунт. – М.: Олма Медиа Групп, 2012

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more