Венецианский кинофестиваль завершился без сюрпризов

В Палаццо дель Чинема на острове Лидо объявили итоги 69-го Венецианского кинофестиваля. Никаких сюрпризов публика не дождалась - "Золотого льва" вручили Ким Ки Дуку, награду которому прочили с момента премьеры, состоявшейся в середине недели. В меру жесткий, в меру сентиментальный боевик "Пиета", сделанный с явным вниманием к зрителю, очень понравился и международной критике, которая семь лет ждала возвращения Ким Ки Дука к жанровому кино, и председателю жюри Майклу Манну, который сам снял не одну задумчивую, полную библейских аллюзий картину о красоте насилия и неотвратимости возмездия.

Одна на двоих "Чаша Вольпи" Филипу Сеймуру Хоффману и Хоакину Фениксу за лучшие мужские роли в драме "Мастер" тоже не стала неожиданностью - дуэт и правда вышел одним из лучших в истории как минимум нового американского кино, а Манн все-таки американец.

Постановщик картины Пол Томас Андерсон удостоился заслуженного приза за режиссуру - все награды получил зевающий Филип Сеймур Хоффман, срочно перелетевший ради этого через Атлантику и приземлившийся в аэропорту Марко Поло за час до начала церемонии. С его участием на сцене разыгрался главный конфуз церемонии: жюри ошиблось и поначалу объявило, что Андерсону уходит спецприз жюри, а лучшим режиссером становится автор драмы "Рай: Вера" Ульрих Зайдль. Под смущенное хихиканье члена жюри Летиции Касты американский актер и австрийский режиссер прямо на сцене неловко обменялись призами. Решение жюри выглядело не менее симптоматичным, чем его же ошибка: обе картины повествуют о природе религиозного фанатизма, оба режиссера не просто знатоки, но неутомимые обличители несовершенств человеческой природы - какая разница, кому какой приз давать.

Единственной неожиданностью церемонии стала награда за женскую роль, выданная актрисе, сыгравшей в фильме, чьи авторы откровенно любуются старомодной беспрекословностью религиозного ритуала. Израильская картина "Заполнить пустоту" повествует о любовных страстях в среде ортодоксальных иудеев, а героиня, которую сыграла премированная "Чашей Вольпи" артистка Хадас Ярон, кажется забредшей на современный экран из романов XIX века. В конкурсе, полном фильмов, рифмующих религию со слабостью, склонностью доверяться иллюзиям, да попросту со злом, такая победа выглядела по меньшей мере странно - к тому же и фильм, снятый аккуратно и умело, выдающимися художественными достоинствами явно не обладает. Критика разочарованно забукала - все ожидали, что наградят австрийскую актрису Марию Хофштаттер, с пугающей точностью и бесстрашием портретировавшую воинственную католичку в фильме "Рай: Вера". Но режиссер фильма Ульрих Зайдль внес в ситуацию ясность, посвятив Марии выданный ему спецприз.

Награду за сценарий унес Оливье Ассайяс, описавший собственную, пришедшуюся на ранние семидесятые молодость в биографической картине "После мая", напомнившей многим "Мечтателей" Бертолуччи, только послабей. Приз за технические достижения вручили сицилийцу Даниэле Чипри, и правда сразившему как минимум соотечественников смелыми цветовыми решениями и стремительным монтажом, привнесенным им в традиционную неореалистическую эстетику в семейном ретро-триллере "Это был сын".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать