Статья опубликована в № 3191 от 19.09.2012 под заголовком: Про дедушек

Фестиваль "Крок": Молодые мультипликаторы задумались о старости

Плавучий анимационный фестиваль «Крок» (традиционно проходящий на корабле) в этом году выглядел как смотр заявок на ближайшее будущее авторской анимации
Фестиваль «КРОК»

Четные и нечетные «Кроки» различаются географически и тематически. Каждый четный фестиваль отправляется по маршруту Днепр – Черное море, а нечетный – по северным рекам и озерам. Кроме того, нечетные смотры посвящены молодому кино. Поэтому 19-й «Крок» плавал по Неве и Волге, Ладожскому, Онежскому и Белому озерам, рекам Вытегре и Ковже, Рыбинскому водохранилищу. А его конкурс целиком состоял из студенческих и дебютных работ.

Тем, кто регулярно видит эти молодежные выпуски главного в нашей стране международного смотра анимации, сразу бросалось в глаза, как за последние годы изменился круг тем и сюжетов короткометражек у юных режиссеров.

Еще несколько лет назад фестивальные программы были полны мрачных картин подростковых комплексов, будто бы авторы воспринимали свое кино как курс психотерапии, позволяющий избыть страхи взросления. Картина здоровой, бескомплексной, веселящейся молодежи на палубах корабля странно контрастировала с болезненными программами в кинозале. Сегодня ситуация кардинально поменялась. Фильмов-самокопаний осталось не так много, а тем из режиссеров, которые заняты собой, хватает тонкости и чувства юмора, чтобы сделать кино, к которому всякий зритель сможет подключиться и даже узнать себя.

Такими были, например, два призовых фильма выпускников Эдинбургского колледжа искусств. В кукольном «Я – Том Муди» Эйнзли Хендерсон говорит от лица робкого музыканта, обмирающего от страха перед зрителями во время дебютного выступления. В фильме Уилла Андерсона «Создание длинной птицы» (эта картина уже получила множество солидных наград по всему миру, а на «Кроке» взяла и приз зрительских симпатий, и престижный приз имени Александра Татарского «За высший пилотаж») режиссер мультфильма, также мучаясь от творческой несостоятельности, выясняет отношения со своим надменным нарисованным героем. Для нас особенно забавно, что самодовольная «длинная птица», говорящая с русским акцентом и поющая Вертинского, – якобы легендарное создание забытого пионера русской анимации и фильм начинается с мокьюментари-эпизода об этом никогда не существовавшем режиссере Фелтове.

Но гораздо существеннее для нынешней молодой анимации другая тенденция: все больше появляется фильмов, с искренним пониманием и сочувствием говорящих о проблемах слабых – больных, одиноких, и прежде всего стариков. То, что таких фильмов становится много, было видно на мировых фестивалях последнего года, но в концентрированном виде эта тенденция проявилась именно на «Кроке», кто-то даже назвал нынешний смотр «фестивалем про дедушек». И еще важно, что среди этих картин много действительно хороших, что и подтвердил список призов «Крока», начиная с фильма – победителя в номинации «студенческий фильм» (т. е. курсовая работа), документальной анимации кореянки Ким Джи-Су «Дневник Темби», использующей реальный аудиодневник заболевшей СПИДом южно-африканской девушки.

Еще одна важная награда «Крока» ушла пронзительному и в то же время трезвому фильму-рассказу молодого врача «скорой помощи» о том, как он привыкал к работе, где каждая встреча скорее с одиночеством, чем с болезнью, рвала его сердце. Йоханнес Шисль, дипломник из знаменитой немецкой Киноакадемии Баден-Вюртемберга, сделал в технологии очень простой трехмерной компьютерной анимации фильм «366 дней», через две минуты которого ты забываешь, что это мультфильм, и только следишь за тем, как юный врач учится выживать, работая в ритме бодрого «Марша Радецкого», не дающего ему останавливаться и страдать.

Ну а Гран-при получила группа французских дипломников еще одной знаменитой киношколы – «Супинфоком», снявшая картину со странным названием «Рисовая или армянская», использующим слова песни Генсбура «Бумажки». В фильме речь идет о пожилой паре: муж постепенно теряет память, причем воспоминания выпадают из дырки в его голове как смятые бумажки. Жена пытается как-то противостоять его разрушению, разглаживая и сортируя бумажки по тематическим коробкам, но в тот момент, когда Альфонс становится почти бесчувственным телом, забывшим и свою Одетту, старая женщина поднимает его, чтобы танцевать под Генсбура. И это в некотором смысле эпиграф к новой анимации молодых.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать