Статья опубликована в № 3202 от 04.10.2012 под заголовком: Я поведу тебя в музей

Фестиваль «Современное искуссство в традиционном музее»: У тебя под боком

В Петербурге в одиннадцатый раз проходит международный фестиваль «Современное искусство в традиционном музее» – одна из самых успешных попыток показать, что искусство не бывает старым или новым, оно всегда одно
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Фестиваль «Современное искусство в традиционном музее» в прошлом году отпраздновал 10-летний юбилей, а в список самых ожидаемых арт-событий Петербурга он вписался гораздо раньше. Собственно, вот вам и ответ на одиозные вопросы вроде «А почему художественные инициативы в городе не встречают поддержки? А почему это ваше современное искусство так далеко от народа?» Проект, не слишком себя рекламирующий, просто делающий свое дело год за годом, сумел стать важным и нужным для города – причем для города, настолько переполненного классической культурой, что вторжение культуры современной в нем обычно считается чем-то излишним.

Идея фестиваля проста, как все гениальное. То есть даже две идеи. Первая – дать современным художникам возможность поработать с уникальными музейными пространствами. Вторая – дать малым музеям, которые посещает хорошо если десяток зрителей в месяц, новую жизнь, показать их широкой публике, которая иначе, возможно, никогда бы и не узнала об их существовании.

В проекте никогда не участвуют главные петербургские сокровищницы искусства – Русский музей и Эрмитаж; почти не участвуют художественные музеи, а те, что участвуют, вроде музеев-квартир живописцев Архипа Куинджи или Исаака Бродского, выступают скорее в роли мемориальных мест, чем именно свидетелей истории искусства. Зато участвует множество малых, закрытых, ведомственных музеев: от Музея метрополитена до Музея кафедры анатомии животных при Ветеринарной академии, от Музея почвоведения до подводной лодки «Народоволец», стоящей на вечном приколе в гавани Васильевского острова. Петербуржцы приходят, с удивлением обнаруживают, что рядом с домом, оказывается, есть интересное место, и многие приходят туда еще и еще раз, уже вне рамок фестиваля. Кстати, эта концепция является для фестиваля главной: грант на экспозицию получает именно музей, а не художник, и на развитие в первую очередь малых музеев направлена программа.

В этом году в фестивале участвуют девять музеев. Некоторые, как Петропавловская крепость или Музей политической истории, уже «старожилы» фестиваля; некоторые, как Музей метро, – новички. Всем им – не зря же музеи привлекаются «традиционные», да других в городе в общем и нет – каждый раз приходится сталкиваться с нетрадиционностью осмысления их экспозиции современными художниками. Впрочем, художникам тоже приходится несладко: многие из них жаловались, что сделанные в 1930-х или 1950-х и с тех пор не менявшиеся экспозиции старых мелких музеев настолько цельны и своеобразны, в них настолько ярко отражен дух времени, что любое современное искусство перед ними меркнет, и задача художника – не просто сделать очередную выставку своих работ, а осмыслить тему экспозиции – из-за такого мощного присутствия старой эстетики усложняется на несколько порядков.

С подобной задачей, например, пришлось в этом году столкнуться канадской художнице Тагни Дафф. Она выбрала для себя Музей-квартиру академика Павлова, в которой все сохранилось, как было при жизни великого физиолога: и огромный письменный стол, и резные шкафы библиотеки, и старинные люстры. Дафф, однако, устроила в квартире великого мучителя собак абсолютно современный видеозал – «белый куб», где зрителям предлагается лечь на мягкие подушки в форме клеток и созерцать на потолке видео, в котором лаборант пипетирует культуру клеток – а при определенном навыке отрешения и самим почувствовать связь с клетками и вообще со всей жизнью на Земле.

Немец Михаэль Ворфелд в Музее оптики устроил инсталляцию «Песня электрических лампочек». Музей, располагающийся в бывших лабораториях Государственного оптического института, рассказывает об оптических исследованиях – это понятно мало кому из неспециалистов. Ворфелд же на основании экспозиции создает целую медиаоперу: он использует и лампочки, и линзы, и фотоизображения, а в сумме все это переводится в акустику и начинает красиво петь.

В Петропавловской крепости екатеринбуржец Владимир Селезнев представляет проект «Метрополис», который развивал уже во многих городах. Он собирает образ города из груды мусора, но в то же время создает и его «небесный» образ – созвездие огней, похожее на то, как город предстает при взгляде из иллюминатора самолета. Что считать истинным портретом города – мусор или великолепие огней? Задача фестиваля – не дать ответ н этот вопрос, а позволить зрителю самому задуматься.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more