Интервью - Пол Смит, дизайнер

“О моем стиле обычно говорят: “классика с вывертом”
S. Dawson / Bloomberg

В японском языке есть слово “макото”, которое означает “добавлять искренность в изделия”. В искренности должен быть заинтересован каждый дизайнер, однако, если мы оглядимся вокруг и увидим множество подделок, нам придется признать, что искренность — редкий дар, присущий лишь горстке талантов, способных воплотить это качество в последовательной творческой манере.

Сэр Пол Смит, британский модельер, начинавший в 1970 г. с небольшого магазинчика в Ноттингеме, а сейчас ставший одним из признанных авторитетов мировой моды, безусловно, принадлежит к числу таких талантов. Возможно, потому, что питает особые чувства к Японии и местной традиции “юга” (изысканный стиль жизни, неотъемлемая часть элегантности), а может, потому, что, как он сам говорит: “Я люблю вещи понятные. Не люблю одежду, намеренно привлекающую внимание, или экстравагантные фасоны”.

Пол Смит в высшей степени критически относится к тому, что сегодня практически в любой сфере жалкие копии заменяют подлинные вещи. Большой поклонник художественного критика Роберта Хьюза (заклеймившего наш век подделок), сэр Пол сделал искренность важной составляющей своего успеха. Он неоднократно получал королевскую премию за успехи в области экспорта, его марка представлена целым набором линий, а сам он по-прежнему внимательно следит за происходящим в мире и дает этому оценку в своем блоге. Удостоенный высокой чести со стороны императорской семьи Японии, которая пригласила его на встречу в японское посольство в Лондоне, чтобы поблагодарить за поддержку во время цунами 2011 г., сэр Пол наблюдает за миром словно через раздвижные двери из рисовой бумаги. Бумага просвечивает, и за ней видны человек и его контуры, воображаемое и очевидное. Что, будучи переосмыслено сэром Полом, оказывается совсем не очевидным.

- Ваши вещи выражают очень личное и современное отношение к тканям, деталям отделки, крою, расцветкам. А что является отправным пунктом для Вашей фантазии: особая материя, идея или образ, уже сложившийся в воображении?

Пол Смит: Когда я берусь за новый проект, будь то здание, велосипед или коллекция одежды, я всегда помню об одном: человеку должно быть удобно. Я всегда предпочитал простоту, но с сюрпризом, и о моем стиле обычно говорят: “классика с вывертом”. Думаю, это довольно точно отражает мой подход, и неважно, о чем идет речь. Это может быть темно-синий костюм с розовой подкладкой или особая ручная отстрочка на жакете. Этот “выверт” не всегда воспринимается сразу, а иногда, думаю, с ним вообще трудно согласиться, тем не менее он передает этот дух сюрприза.

- В какой-то степени это естественный подход для профессионала, у которого есть свои принципы, но который открыт всевозможным вызовам.

У меня нет формального образования, в моей профессиональной подготовке главную роль сыграли традиция, мастерство и чувство юмора, и я всегда стараюсь ввести в свои коллекции все эти компоненты. Моим домашним учителем стала жена Паулина, которая в 60-е гг. посещала Королевский колледж искусств. Конечно, она учила меня не дизайну, а технологии конструирования и пошива одежды. Моя сила — в крое и пошиве, а вершин мастерства в этом деле можно достичь только благодаря пониманию пропорций, кроя, форм, конструкций... Думаю, я могу сделать так, чтобы женщина выглядела более сексуальной, именно закрывая, а не обнажая тело. При помощи особого кроя я подчеркиваю линию плеча и шеи, стройность талии и стараюсь сделать женщину более привлекательной благодаря той ауре таинственности, которую она обретает, скрывая очевидное.

- Это больше чем стиль, это философия. Каково происхождение подобных принципов?

П. С.: Мой стиль в значительной степени основан на знании основ ремесла. Многие полагают, что знают, как строить дом, но они не имеют представления о фундаменте. А мне как специалисту объяснили, что такое фундамент. Если ты получил базовое образование, то способен на самовыражение, а если не знаешь азов, то о какой индивидуальности может идти речь? Вот откуда взялись мои представления.

- Как с годами эволюционировал покупатель марки Paul Smith? Что хотят получить клиенты от Вашего бренда?

П. С.: Когда я открыл магазинчик в Ковент-Гардене и продавал вещи лишь в Великобритании и Франции, мой стиль привлекал близких мне по духу людей — дизайнеров, архитекторов, деятелей кино... То есть покупателями были люди творческие. А когда бизнес растет и вещи продаются в разных странах, приходится расширять ассортимент. Сегодня у нас магазины в 76 странах, и мы обязаны дать каждому возможность покупать те вещи Paul Smith, которые отражают их индивидуальность. Поначалу это был непосредственный диалог с заказчиками, потому что тогда я работал в магазине, но мысленно я до сих пор продолжаю придумывать модели все для тех же людей. В моем творчестве сочетаются такие вещи, что вы даже представить не можете.

- А мода по-прежнему остается надежным способом самовыражения? И что Вы хотите передать своим творчеством?

П.С.: В наше время информация стала небывало доступной: благодаря интернету и социальным сетям любой желающий может моментально увидеть все коллекции всех дизайнеров. Сегодня в мире все обезличено, и я хочу иногда преподносить людям сюрприз, добавляя в коллекции что-то необычное. Вещи из коллекций Paul Smith не покрыты логотипами, поэтому покупатель или тот, кто их носит, может комбинировать одежду в свойственной ему манере, в соответствии со своим характером, стилем или традициями своей страны...

- Вам не кажется, что подобный подход связан с определенным уровнем самосознания и уверенности в себе?

П. С.: Возможно. Большинство людей в мире закомплексованы, не уверены в себе, и все эти Facebook, Twitter и бесконечный обмен эсэмэсками вряд ли могут им помочь. Все помешаны на фразах типа “я тебя люблю”, “любишь ли ты меня?” — их легко написать, но трудно сказать в глаза. Многие стараются заслужить восхищение, одобрение, любовь, потому что чувствуют себя неуверенно. Модные марки тратят уйму денег на собственное продвижение, потому что они не уверены в себе и хотят стать членами определенного сообщества. Это не мой путь.

- На Ваших показах инновации и британские традиции сливаются, создавая современные образы. Как меняется ваша марка? И как вы сообщаете миру об этих изменениях?

П. С.: Настоящая Британия — это и есть сочетание традиций и открытости для всего нового. В конце 60-х — начале 70-х гг., когда я только начинал, был интересный период — после ужасов войны люди наконец вздохнули свободно. Они получили право на самовыражение, им больше не нужно было ограничивать себя во всем, они могли делать вещи, которые до этого никто никогда не делал... Сейчас информация распространяется моментально, и в этом потоке трудно иметь собственное лицо. Думаю, люди любят Пола Смита потому, что у меня есть ярко выраженный характер. А еще потому, что никто не хочет иметь дело с имитаторами: можно подделать фасон, но не мозги, в данном случае мои мозги. Я люблю вещи, которые не стоят ничего или, наоборот, очень дороги, я никогда не обхаживал знаменитостей: мы не сажаем их в первые ряды, не делаем красные ковровые дорожки. Я сам лично снимаю фотосессии для рекламных кампаний, ведь никто не знает мои коллекции лучше меня! И даже как идея для рекламы меня никогда не привлекала обнаженная грудь или что-то слишком сексуальное — я испытываю разочарование, когда во время показа женских коллекций на подиум выходят девушки с открытой грудью. В таких случаях я спрашиваю себя: “А в жизни где можно появиться в таком виде?” Я работаю с десятками девушек и ни одной не позволяю так одеваться!

- А что Вы думаете по поводу России, русского стиля и русского культурного наследия?

П. С.: К счастью, у нас дела идут хорошо. Скоро откроется новый магазин в Петровском пассаже в дополнение к тому, который уже существует на Красной площади. Я несколько раз бывал в Москве — она менялась прямо на глазах. Или вот интересное наблюдение: сегодня россияне стали гораздо более искушенными, во-первых, потому что путешествуют, а во-вторых, потому что в стране есть серьезные проекты дизайнеров, архитекторов, художников. Люди обретают все больше уверенности в себе.

- Ее Величество королева Елизавета II возвела Вас в рыцарское достоинство, дав право именоваться сэром. Что для Вас значит эта награда?

П. С.: Сначала я был командором, а в 2000 г. меня сделали сэром за вклад в моду. Процедура была неприятной, но при этом я подумал: “Как мило, что кто-то заметил мою работу!” Надеюсь, это звание мне присвоили не только в связи с достижением определенного возраста!

(Перевела Елена Туева)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать