"Пятница" придумала новый герб Москвы

Спецкор Алексей Яблоков обсудил с герольдмейстером столицы вариант герба с дворнягой
Екатерина Балеевская

«Если кого-то, извиняюсь, достал Георгий Победоносец, тогда и ваша собачка понадобится. Тогда надо проводить народный референдум, ставить вопрос на обсуждение»

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.

Это пример идеального тандема, когда оба партнера равновесны, но никогда не заходят на поляну другого. Пономаренко (он старше на три года) – это такой фронтмен: он всегда вел бизнес, формировал ключевые операционные решения, а Скоробогатько – это человек, ответственный за тылы и появлявшийся во время кризисных ситуаций: с ним советовались по политическим, имиджевым, репутационным вопросам», – рассказывает бизнесмен Евгений Терентьев, несколько лет проработавший бок о бок с бывшими акционерами Новороссийского морского торгового порта. «Я никогда не слышал о том, чтобы между ними возникали какие-то существенные конфликты», – уверяет он.