Стиль жизни
Бесплатный
Антон Долин

В Москву привезли новый фильм от создателей «Матрицы» и Тома Тыквера

Авторы «Облачного атласа» дали эксклюзивное интервью обозревателю «Пятницы»
outnow.ch
Том Тыквер, Лана и Энди Вачовски
Том Тыквер, Лана и Энди Вачовски

Действие фильма происходит и в далеком будущем
Действие фильма происходит и в далеком будущем

Звезды вынуждены наряду с центральными ролями играть эпизоды, мужчины изображают женщин, женщины – мужчин, азиаты – европейцев

Самый амбициозный проект года – почти трехчасовая экранизация монументального романа букеровского номинанта, британца Дэвида Митчелла «Облачный атлас». Взялись за это создатели «Матрицы», один из которых за прошедшее время стал из брата Вачовски сестрой, в соавторстве с не менее знаменитым немцем Томом Тыквером – после «Парфюмера» его можно считать чемпионом по переносу трудных бестселлеров на экран. Среди сопродюсеров картины оказался и наш соотечественник Александр Роднянский. В частности, благодаря этому создатели приехали на премьеру в Москву и дали эксклюзивное интервью «Пятнице».

«Мы с Энди привыкли, что любой фильм – это конфликт, но «Облачный атлас» складывался как проект, полный радости и согласия! – удивляется вслух розововолосая Лана Вачовски, ранее известная под именем Ларри. – Если кому-то что-то не нравилось, мы вместе думали, что можно улучшить, шла ли речь о строчке в сценарии или монтажной склейке. Лучшим моментом для меня стало обсуждение автокатастрофы, в которую попадает наша героиня Луиза. Любой режиссер на планете снял бы эту сцену сверху, общим планом, да еще и в замедленном движении, а мы втроем сказали хором: «Клише – это не для нас», – и сделали все иначе – сухо и быстро. Мы так много разговаривали, что стали будто единым организмом».

«Было ужасно забавно, ведь и я, и Вачовские заинтересованы в том, чтобы изобрести что-то новое. Не предлагать очередную комбинацию всем известных кнопок, а внедрить в сознание зрителя принципиально новое меню, – делится Том Тыквер. – И никаких компромиссов! Нас было трое, а это значит, что мы были втройне более изобретательны и свободны. Основа фильма и его движущая сила – любовь. Так и мы с Энди и Ланой, как влюбленные, почувствовали, что, соединившись, стали лишь сильнее».

Соблюсти в экранизации хитроумную композицию книги было бы невозможно. Единство содержания этого эклектичного эпоса авторы попробовали сохранить, заняв во всех новеллах одних и тех же актеров. В итоге звезды уровня Тома Хэнкса и Хью Гранта, Холли Берри и Джима Бродбента, Сьюзан Сарандон и Хьюго Уивинга вынуждены наряду с центральными ролями играть эпизоды, мужчины изображают женщин, женщины – мужчин, азиаты – европейцев, а афроамериканцы – белых. Тыквер вспоминает: «Холли примеряла длинное белое платье одной из своих героинь – еврейки Иокасты, которая замужем за пожилым композитором. Я спросил, любит ли она носить такие модернистские платья. Она ответила, что надевает что-то подобное впервые в жизни. Я был шокирован! И тогда она объяснила, что в фильмах из тех времен – начала ХХ века – до сих пор она могла бы играть официантку или проститутку, но никак не светскую даму. Мне даже не по себе стало. Но в эту секунду я почувствовал, в чем сверхзадача «Облачного атласа» – избавиться от ложных границ и условностей».

«Все актеры моментально включились в игру, – смеется Энди Вачовски. – Они требовали, чтобы им дали сыграть хоть что-то в каждом эпизоде, даже если придется всего лишь пройти мимо камеры, не говоря ни слова! А потом хвастались друг другу: «Тебя не везде впихнули, а я шесть ролей сыграл. Съел?» Некоторые мелкие роли нам даже пришлось вырезать при монтаже. Джим Бродбент до последнего сражался за роль злобного хиппи в музыкальном магазине, но у нас не получилось его туда впихнуть. Как же он разорялся, чуть не плакал!»

В романе Митчелла шесть сюжетных линий выдержаны в разных эстетиках, каждая из которых соответствует времени действия: середине XIX века, началу, середине и концу XX века, а также далекому будущему – кануну глобальной ядерной катастрофы и событиям после нее. Режиссеры утверждают, что в их версии единство «Облачного атласа» обеспечивалось отнюдь не только участием одних и тех же актеров. «Новеллы резонируют друг в друге, они связаны внутренне, а не внешне. Зритель должен это почувствовать. Возможно, не сразу, но ближе к финалу наверняка. Между прочим, часто мы снимали разные эпохи в одних и тех же помещениях, только переставляли мебель», – признается Лана. Энди вторит сестре: «Важнейший связующий элемент – звучащая на протяжении всего фильма музыка, написанная одним из персонажей. Тыквер молчит, скромно потупившись. Ведь автор этой музыки – он.

Резюмировать то, что они хотели сказать фильмом, режиссеры не берутся: кое-что они сами поняли только постфактум. «Вачовски дали мне почитать Эпикура уже после съемок, – рассказывает Тыквер. – Я был потрясен его теорией. Он утверждал, что вселенная состоит из идентичных атомов, которые постоянно принимают разные формы, превращаясь в людей, деревья, животных, растения... даже в идеи. Эта горизонтальная, демократическая схема бытия мне ужасно понравилась. Все было всем, все станет всем. Рано или поздно каждый из нас сможет превратиться во что угодно, и это связывает нас! Вот о чем наш фильм». Лана продолжает: «Любой выбор, который мы совершаем в жизни – создать произведение искусства, проголосовать на выборах, дать интервью, – связывает нас с другими людьми, становится звеном в причинно-следственной цепи. Поэтому каждый из нас ценен в равной степени». Завершая разговор, Энди напоминает финальную строчку «Облачного атласа»: «Нам открывается ужасная истина о мире: каждый из нас – лишь капля в необозримом океане. Осознав это, я заплакал. Но наш герой нашелся с ответом, который вдохнул в меня оптимизм! Что есть океан, как не множество капель? Лучше, пожалуй, не скажешь».

С 8 ноября в кинотеатрах города

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать