Статья опубликована в № 3234 от 20.11.2012 под заголовком: Автор с кнопками

Фильм «Рассказы»: Комедиограф Михаил Сегал – автор с кнопками

Очередной фильм, претендующий на звание самой умной и смешной российской комедии года, посвящен тому, как мы даем взятки, занимаемся любовью и планируем собственную смерть
Главного взяточника страны сыграл Игорь Угольников
WDSSPR

В российском авторском кино обнаружен третий после Авдотьи Смирновой и Бориса Хлебникова идеальный комедиограф – Михаил Сегал. На «Кинотавре», где впервые показали «Рассказы», фестивальный зал хохотал – как сейчас хохочут полные кинотеатры. Сегал, рассказывая о реальном – взятках, пошлости, хамстве – реальными словами, не только нащупал пресловутый смеховой нерв: в формате альманаха он предложил аудитории четыре вида юмористического изложения – абсурдистский анекдот, комедия положений, пародийный хоррор, эротический ромком.

Первый рассказ посвящен паре потенциальных молодоженов, что в кафе, полном хороших десертов, встречается с профессиональным тамадой. Мало-помалу оказывается, что тот планирует не только свадьбы, но и разводы, и целую жизнь, а также смерть заказчика.

Рассказ второй повествует о круговороте взяткодательства – один герой несет другому взятку, другой тут же относит ее третьему. Клиент автосервиса платит за талон техосмотра, хозяин автомастерской умасливает профессора для поступления дочки в институт, профессор заносит врачу, оперирующему его супругу, тот тащит конверт с деньгами в военкомат – история пляшет по инстанциям, пока не доходит до главного в стране коррупционера. Его на редкость талантливо, с фирменными отрывистыми интонациями и узнаваемой эфэсбэшной проникновенностью изобразил, видимо, уже проклинающий себя за то, что дал согласие на эту роль, Игорь Угольников.

Третья новелла – самая сильная и более всех похожая на мощное авторское кино – рассказывает о библиотекарше, наделенной уникальным даром разыскивать похищенных маньяками девочек. Пожилая дама изъясняется исключительно белым стихом, пользующийся ее услугами опер переводит их на корявый, состоящий преимущественно из междометий полублатной язык современного жителя городских окраин. Знание классического литературного русского по уникальности приравнивается к дару экстрасенса – и это одна из самых мощных и доступных метафор, что рождал российский кинематограф за последние годы.

Четвертая новелла призвана заставить зрителя в терминологии прокатчиков сделать хороший сарафан – то есть рассказать друзьям, что идти на это кино определенно стоит. И справляется с этим безупречно: это история мезальянса – любовной связи между сорокалетним интеллигентом и двадцатилетней представительницей поколения юных российских патриотов. Страстный роман разгорается со все большей силой – пока его фигуранты не обнаруживают, что совершенно по-разному прочли учебник российской истории двадцатого века.

Не зря авторское российское кино впервые решила выпустить компания Disney: Сегал – чуть ли не первый – знает, на какие кнопки жать, чтобы публика боялась, хохотала и одновременно думала. Страшно представить, что он снимет дальше. Страшно и, как водится в России, одновременно смешно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать