Статья опубликована в № 3236 от 22.11.2012 под заголовком: В отцы годится

Фестиваль NET: Король Лир в отцы годится

На фестивале Нового европейского театра (NET) показали спектакль немецкой группы She She Pop «Завещание» – вариацию на тему шекспировского «Короля Лира», сыграть в которой артисты позвали собственных отцов
Шекспировсский театр группы She She Pop
D. Tuch / Фестиваль NET

Процесс важнее результата: «Я прощаю тебе, что ты считал яичницу обедом» – «Я прощаю тебе, что вместо защиты диссертации ты занялся театром». Такими репликами обмениваются отцы и дети в финале, выйдя на авансцену и перебивая друг друга. Ничего себе шекспировские страсти. Перечень мелких обид маскирует признания в любви, но смысл «Завещания» не в лирическом или комическом финальном примирении поколений. Смысл тут вообще не в итоге.

На примере She She Pop удобно объяснять, что такое постдраматический театр (термин введен немецким ученым Ханс-Тисом Леманном). «Завещание» не интерпретация, сколь угодно вольная, «Короля Лира», хотя спектакль следует шекспировской фабуле, есть даже сцена бури. Пьеса лишь модель ситуации. Старый отец делит наследство между тремя дочерьми, давайте это обсудим.

Папа, представь себя на месте короля.

Одна из актрис признается: я не могу позвать отца, ему уже за 80, это слишком тяжело. Остаются еще трое участников группы, их отцы и выходят на сцену в тяжелых, обитых железными заклепками сапогах.

В театре интерпретации (традиционном или радикальном) мы прочитали бы эти сапоги как символ старости и власти. И в She She Pop, конечно, помнят об этом. Условные знаки того, что мы в театре, расставлены по спектаклю, но лишены символической функции, привычной для драмы, где реальность представлена в образах, а исполнители играют роли. Доверия символам больше нет, поэтому сапоги – это просто сапоги.

Возраст актеров – около сорока. Отцов – чуть больше семидесяти. Статистика утверждает, что через десять лет один из троих будет нуждаться в постоянном уходе. Кто-то из вас, сидящих на сцене. Давайте обсудим условия.

Рациональность договора намеренно доводится до абсурда. Один из отцов рисует схему с резервуарами любви и материальных ценностей и выводит уравнение зависимости дочерней заботы от притока отцовского капитала. Одна из дочерей вычисляет денежный эквивалент общения деда со внуками. Обсуждается вопрос, что сегодня могло бы считаться аналогом свиты Лира (например, отцовская библиотека, которая не поместится в городской квартире дочери). И т.д.

Дети вовлекают отцов в не всегда им понятную и, очевидно, не слишком приятную игру (один из отцов даже обвиняет She She Pop в эксгибиционизме). Но именно здесь обнаруживается подлинность совместного переживания, ради которой и затеяно это вторжение театра в интимное пространство семейных отношений. А подлинность всегда зона риска, это понимают и участники спектакля, и зрители.

Трагедия Шекспира начинается со сцены, в которой Лир требует от дочерей признания в любви. В начале «Завещания» отцы удивляются, как Лир мог купиться на грубую лесть. А дальше группа She She Pop показывает, как развернуть короткий текст «я люблю тебя» в событие, интенсивность и сложность которого не представлены в эффектных образах, но переживаются здесь и сейчас, во всякий момент совместного выхода отцов и детей на сцену.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать