Александр Грек: Давай обратно

Восхождение на Маккинли – это возможность почувствовать себя героем

Немногие у нас в стране знают, что Аляска не только кладовая разных полезных ископаемых, но и настоящий туристический Клондайк. Туризм здесь, правда, не простой, а экстремальный, то есть не очень востребованный нашими соотечественниками. Наверное, в силу того, что каждодневная жизнь на большей части нашей страны сама по себе развлечение экстремальное. А вот в экономически развитых странах адреналин в большом дефиците. Граждане пробегают сотни километров, проплывают тысячи метров в ледяной воде и залезают на вертикальные стенки без страховки. Одно из самых популярных развлечений такого рода – восхождение на самую высокую вершину Северной Америки, гору Мак-Кинли на Аляске.

Со стороны это выглядит как аналогичное развлечение отечественных бойскаутов – покорение Эльбруса. Да и не со стороны, первые впечатления совпадают. Прилетаете комфортабельным самолетом на Аляску, в Анкоридж, напоминающий туристическую декорацию, после чего вас отправляют в микроскопический Талкитну, где вы знакомитесь с будущими боевыми друзьями и проходите инструктаж. Прислушайтесь к их биографиям. «Анжела, каждую неделю бегаю 40 км». «Джон, периодически переплываю Ла-Манш». «Билл, пару раз в год пробегаю по триста километров». Никакого сравнения с ними вы не выдерживаете. Самое время повернуть обратно. Эта мысль первый раз посещает вас именно здесь, и вы наверняка будете страшно жалеть, что не прислушались к ней. Не расстраивайтесь, не прислушиваются все – слишком много было поставлено на карту, чтобы попасть сюда.

В итоге через пару дней вы застаете себя в бесконечной цепочке таких же, как и вы, экстремалов, бредущих на лыжах с огромными рюкзаками за плечами и тяжеленными санками на привязи по пути к очередному базовому лагерю. Высота за два километра, кислорода маловато (его и внизу в Арктике не много), снега по пояс, глаза у всех уже навыкате. Знакомая картинка? Именно ее мы и видим из фотоотчетов по Мак-Кинли. Дальше ничего нет. Просто на этом этапе у самых стойких еще хватает сил достать фотоаппарат.

На коротком привале вы в очередной раз обдумываете, что бы такого лишнего выбросить? Единственную пару трусов на неделю? Или пластиковую бутылку для мочи, чтобы ночью на морозе не выбираться из палатки?

Дни сливаются. Ты воняешь, как армейская казарма. Если бы мог думать, то уже выбросил бы запасную пару носков – все равно снять ботинки ты не можешь никогда. Сначала не будет сил надеть их обратно, а потом они охладятся до такой температуры, что ты все равно отморозишь в них до ампутации пальцы. А засунуть их с собой в спальник ты не можешь – там и так вся твоя одежда, иначе утром при попытке одеться она просто сломается. Периодически навстречу спасатели спускают обмороженных путешественников с почерневшими и распухшими руками, ногами и лицами. В результате почти двухнедельного кошмара ты оказываешься в последнем штурмовом лагере. Еще один рывок, и ты на вершине. И тут выясняется, что твой сосед по связке, кашляющий последнюю пару суток, подхватил воспаление легких. На такой высоте, при такой температуре он все равно не жилец, но ты стоишь перед дилеммой: спускаться вниз с пока еще живым соседом или бросить его и осуществить мечту. Оставляешь этот вопрос на утро, втайне надеясь, что сосед до него не дотянет. Дотягивает, и ты начинаешь бессмысленный путь назад с живым трупом за спиной.

Еще через много дней ты все-таки заталкиваешь соседа в санитарный самолет, прямо поверх парочки трупов, которым уже ничего не поможет, и втискиваешься сам. Еще через несколько часов ты в Анкоридже, который кажется тебе вершиной цивилизации, в отеле ты сутки не вылезаешь из ванны, не выпуская из объятий бутылку виски. Еще сутки у тебя уходит на второе открытие для себя этого мира: оказывается, есть другие запахи, кроме пота и испражнений, другие цвета, кроме белого и черного, другие чувства, кроме отчаяния. Ты – герой!

Автор – главный редактор «National Geographic Россия»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать