«Павел Флоренский – русский Леонардо» – выставка совсем не эффектная

«Павел Флоренский – русский Леонардо» – выставка внешне не эффектная, но наполненная энергией мысли и духа одного из лучших людей русского ХХ века
Саквояж и палка-копалка Павла Флоренского /М.Стулов

Выставку в Московском доме фотографии легко назвать скучной и старомодной, никакой уступки зрелищности ее организаторы не сделали. Представлены экспонаты из московского мемориального Музея-квартиры отца Павла Флоренского: фотографии (в цифровых копиях, но нечищеные), личные вещи, беспощадно изъеденные временем, поломанный деревянный механизм для решения алгебраических задач, рукописи его работ и первые издания его книг.

Рисунки, объявленные на открытии как мини-сенсация – впервые показаны, – никак не поддерживают название выставки. «Русский Леонардо» рисовал не хорошо и исключительно «схемы устройства мира» – учебные пособия для курса лекций по классической греческой философии.

Отсутствие экспозиционных новшеств, наверное, даже к лучшему – выставка приурочена «к 75-летию мученической кончины П.А.Флоренского», его расстреляли на Соловках 7 декабря 1937 года. Скорбная дата требует уважения и такта, а внешний блеск с Флоренским не ассоциируется.

Но выставка все равно удерживает зрителей. Они смирно переходят от фотографий к рисункам, от рукописей к дырявому саквояжу, внимательно читают подробные этикетки и многочисленные цитаты, воспроизведенные на стенах.

В словах Павла Флоренского, в кратком описании проблематики его книг и исследований сосредоточена большая интеллектуальная и духовная сила, покоряющая сегодня и тех, кому наследие русского религиозного мыслителя хорошо известно, и знающих о нем понаслышке: ученый, богослов, изобретатель, священник, не оставляющий занятий даже в соловецкой ссылке, жертва безбожного режима.

Слова из его завещания детям, написанные задолго до смерти и выведенные на белой музейной стене, притягивают к себе искренним благочестием и душевным благородством: «Детки мои милые, не дозволяйте себе мыслить небрежно. Мысль – Божий дар и требует ухода за собой. Быть отчетливым и отчетным в своей мысли – это залог духовной свободы и радости мысли». Но больше всего слов этого завещания – о необходимости жизни в Боге и вере. О том, что, когда плохо, надо чаще смотреть на звезды.

Дух и ум Павла Флоренского сохранились не только в словах, но и в самых простых вещах, потому что дети и внуки его были верны отцовскому завещанию. Флоренский считал исключительной ценностью семейные и родовые связи, и его потомки хранят их.

На выставке есть детские рисунки, датированные 1912 годом, они бережно сохранены в семье, как и рукописи, и камушки из коллекции минералов, и издание «Мнимостей в геометрии» – исключительно красивое сочинение отца Павла, где математика иллюстрирует мистику.

Задачей своей жизни Флоренский ставил «синтез церковной и светской культуры», воссоединение науки и веры – и самоотверженно решал ее до самых последних дней. Даже великий итальянский Леонардо такой высокой цели перед собой не ставил.

До 16 декабря