В России возрождается традиция расшивать иконы жемчугом и драгоценными камнями

Наталья Валевская, глава Дома моды Natalia Valevskaya, и ее мама Наталья Горковенко очень трепетно относятся к своему увлечению, ведь они вышивают иконы
М.Подгорный

Все началось с иконы Владимирской Божьей Матери, которая хранится у нас в семье. Это старинная икона XVI века, в окладе из бархата, расшитом жемчужной сеткой и натуральными камнями. Мы захотели ее отреставрировать и обратились в мастерские музеев Кремля, но там не смогли нам помочь: уж слишком ветхим оказался бархат. А поскольку вводить новую ткань нам не хотелось, мы решили оставить все как есть. Но сама идея — о том, чтобы вышивать иконы, — стала все чаще и чаще посещать нас с мамой, Натальей Краснославовной Горковенко.

На тот момент художественной вышивкой мы занимались уже более десяти лет. Но это относилось только к модной одежде. А ведь вышивание икон — совершенно другая сфера. Тем более что на Руси этим занимались монахини, женщины княжеского рода. Вспомнить хотя бы Софью Палеолог, Ирину Годунову, Анастасию Романову, Евфросинью Старицкую: работы, выполненные в их вышивальных мастерских, — настоящие шедевры XVI века.

Мы были уверены, что на такое особое занятие необходимо благословение. И вот пять лет назад мама такое благословение получила. Ей во сне была показана икона. Как из тумана, появился образ Богоматери с младенцем и опущенным мечом в руке, в окружении ангелов. Мама пошла к своему духовнику, рассказала о том, что всегда хотела вышивать иконы, и услышала в ответ: “Если вы владеете таким прекрасным искусством, почему бы не поработать во славу Господа?”

Естественно, когда чем-то начинаешь заниматься, появляются люди, которые тебя направляют, учат, помогают собрать дополнительную информацию. Мы теперь знакомы со многими сотрудниками музеев, искусствоведами, экспертами по древнерусскому искусству, такими как, например, Ирина Константиновна Языкова. Мы знаем, вкаких храмах есть старинные иконы, расшитые жемчугом и драгоценными камнями. Кстати, это очень большая редкость: 90% таких икон находится в запасниках Исторического музея, и они практически никогда не выставляются. К сожалению, жемчуг очень быстро стареет и тускнеет, сохранность вышитых икон — всего до 500 лет.

Иногда нам передают фрагменты старинных вышитых окладов — имы берем их как образцы. В иконах используем только натуральные драгоценные и полудрагоценные камни и стеклянный бисер.

Прежде всего на ткани делается прорись — намечаются контуры будущей иконы. А затем по этим линиям мастерицы начинают работать иглой: вместе с мамой в мастерской трудятся семь помощниц. Набольшую икону — такую, например, как “Неувядаемый свет”,- требуется до полугода кропотливой работы нескольких человек и довольно большое количество материала: натуральных кристаллов аметиста, нефрита, розового кварца, граната, турмалина, топаза и природного жемчуга. Если что-то заканчивается, то в ожидании, пока нужные камни привезут в Москву, мы работаем над другими иконами.

Надо сказать, что изначально на Руси вышивали жемчугом и каменьями именно оклады для икон. Мы, конечно, их тоже делаем. Так, для одного ярославского храма мы заказали живописную икону “Похвала Богородице” и недавно закончили для нее жемчужный оклад. В храме Успения Богородицы в Ярославле находится в алтаре образ Богородицы “Ярославская”. Мы также делали оклады для образов святой царицы Тамары и святого Сергия Радонежского, выполненных на эмали. Но главное наше новшество состоит в том, что мы вышиваем и сами лики — в технике мозаики, мельчайшим бисером-рубкой. До нас в такой технике никто не работал. Шитая золотым бисером икона — в храме, рядом с горящими свечами — необыкновенно красиво мерцает. Вообще в иконах неслучайно присутствует много золота. Это символ света, добра, любви. Как и белый цвет — вспомните белый плат на руках у Богородицы.

Конечно, мы изучаем богословие иконы. Это не только очень увлекательно, но и необходимо. Ведь мы должны не только “изображать”, но прежде всего понимать, что делаем. У нас, например, есть книга, где показано более 800 образов Богородицы. Причем у каждого из них есть еще и свои изводы — небольшие вариации исполнения, допустимые в пределах канона. Не думаю, что открою большой секрет, но Богородица — это наш любимый образ. Все мы жены, сестры, матери. И поэтому, когда мы вышиваем ее прекрасный лик, то, может быть, больше пропускаем через сердце именно ее страдания. И собственные проблемы уходят далеко на задний план. Не говоря уже о том, что работать над иконой нужно только в хорошем настроении, с благоговением — ведь мы же все свои мысли “пришиваем”.

Первые три-четыре года все работы мы исключительно дарили и даже не думали, что когда-нибудь они будут продаваться. Однажды в Троице-Сергиевой лавре, когда мама отдавала одну из небольших икон, священник вдруг сказал: “Знаете, вы не должны только дарить эти иконы. Их должны у вас заказывать, покупать — для того, чтобы иметь в семье или дарить в храмы”. И в последнее время действительно многие иконы люди заказывают у нас, чтобы потом передавать в храмы. Сейчас они есть в США, в Германии, Греции, Чехии и в России. В храме Христа Спасителя можно увидеть нашу икону Тихвинской Божьей Матери. В храме на Воробьевых горах- “Скоропослушницу”. Есть они и в Брюсовом переулке, и в Староваганьковском, в храмах Подмосковья и Ярославля.

В сентябре этого года в храме Христа Спасителя состоялась наша первая выставка, где мы показали 58 работ. Успех был огромный — вместо запланированных двух месяцев экспозиция работала около полугода. И это при почти полном отсутствии рекламы! Но люди как-то узнавали, приходили, и не по одному разу. Унас осталось шесть томов отзывов — некоторые невозможно читать без слез. Самые разные люди — и наши соотечественники, ииностранцы, причем не только христиане, но и мусульмане, и буддисты, — благодарят, восторгаются, делятся самым сокровенным. Представьте себе, одна женщина целых восемь лет не разговаривала с собственным сыном. И вот она выходит с выставки, и раздается звонок на мобильный... Она потом сразу же вернулась в храм ивсе это нам написала.

Сейчас, особенно после выставки, у нас появилось много подражателей. Мы считаем — и слава Богу, замечательно. Некоторые женщины приходят к нам за консультациями, и мы никому не отказываем. Только предупреждаем, что вышивать иконы — это такое дело, на которое обязательно нужно особое благословение от священнослужителя. Занимаясь этим, мы сами себя ставим в определенные рамки — что нам можно и чего нельзя, как жить, как себя вести. Ведь мы не просто цветочки вышиваем, а позволяем себе прикасаться к изображениям святых ликов и даже их исполнять. Наша выставка неслучайно называлась “Прикосновение”. Только прикасаться, с большим уважением, осторожно и бережно... Икона — это некая сакральная субстанция. И как только она закончена, она начинает жить своей собственной жизнью, не зависимой от нас.

Эта публикация основана на статье «Святое дело» из приложения "Как потратить" газеты «Ведомости» от 03.12.2012, №229 (3243).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать