Стиль жизни
Бесплатный
Сергей Петров

Искусствоведы протестуют против «оптимизации» своих институтов

Слияние пяти НИИ в один удалось отложить: обсуждение продолжается

Мединский стал перекладывать книги и в конце концов сложил нечто вроде кафедры, на которую поставили микрофон. Из зала потребовали говорить громче

В переполненном зале Государственного института искусствознания (ГИИ), рассчитанном на сто человек, было душно. Часть людей не поместились и стояли в соседнем зале, изредка требуя говорить в микрофон. Директор ГИИ Дмитрий Трубочкин отвечал на критику в свой адрес у стола со стопкой выпущенных институтом томов: «В 2011 году действительно большинство публикаций было в Болгарии, но лишь потому, что там проходил Всемирный конгресс византинистов: если бы он проходил на Аляске, то большинство публикаций было бы там», – говорил он.

Открытому собранию в ГИИ предшествовало несколько событий. В конце ноября в агентствах со ссылкой на «неназванные источники» появились сообщения о том, что некая комиссия решила: в подведомственных Министерству культуры НИИ (всего их пять) занимаются «научным долгостроем», а в 2011 году в ГИИ большинство зарубежных публикаций пришлось на Болгарию. Затем последовала статья в «Российской газете» самого Трубочкина, который высказался против того, чтобы Минкульт вмешивался в научные планы подотчетных институтов. На это резко ответил замминистра культуры Григорий Ивлиев, в той же газете указав на то, что в ГИИ за 12 лет выпущены только первый и 14-й тома «Истории русского искусства», и «простым умножением заработной платы на 12 лет» выводил их стоимость – около 77 млн рублей.

Эта публикация вкупе со слухами о намерении министерства «оптимизировать» пять подчиненных ему НИИ и сократить количество их сотрудников с 800 до 100 стала последней каплей. Начался сбор подписей под обращением к президенту с требованием остановить разгром гуманитарной науки, а во вторник в 12 часов в особняке XVIII века в Козицком переулке, где располагается ГИИ, начали собираться возмущенные искусствоведы.

Вслед за Трубочкиным слово взял руководитель отдела древнерусского искусства ГИИ Лев Лифшиц: «Министерство совсем не получает информации о реальном положении дел. Было бы неплохо, чтобы представители высшего звена министерства посетили подведомственный институт, где они не бывают, работу которого они не представляют. Может быть, надо было прийти сюда и извиниться перед коллективом», – сказал Лифшиц под аплодисменты собравшихся. Заслуженный деятель искусств Инна Соловьева не менее эмоционально обратилась к представителям Минкульта: «Вероятно, они здесь присутствуют. Поднимите ручки, кто из министерства, откройтесь! Там есть кто-нибудь? Так кому мы все это говорим?»

Выступление секретаря Союза театральных деятелей Льва Лундстрема было прервано полуслове: неожиданно в зал вошел министр культуры Владимир Мединский в сопровождении советника администрации президента Владимира Толстого. Собравшиеся были взбудоражены до предела – кто-то аплодировал, а кто-то спрашивал: «Мы зачем аплодируем?»

Мединский стал перекладывать лежащие на столе книги и в конце концов сложил нечто вроде кафедры, на которую поставили микрофон. Из зала потребовали говорить громче, и под микрофон подложили еще пару томов. Прежде всего министр поинтересовался, часто ли в институт заходили его предшественники. «Заходили! Регулярно! Все министры!» – «И Авдеев был? И Фурцева?» – «Были! Швыдкой сколько раз был!» – «Ну вот, теперь начнем эту практику», – не растерялся Мединский. Указав собравшимся, что на подведомственные Минкульту НИИ приходится только 8% выделяемых на научно-исследовательские работы средств (остальные деньги уходят сторонним контрагентам), Мединский признался – министерство не понимает, что именно оно финансирует: «Я проводил работу с сотрудниками департамента, которые отвечают за работу НИИ, они абсолютно не знают, чем занимается институт». Зал возмущенно зашумел. «Несколько месяцев работает экспертная группа, куда входят известные люди, и каждый из руководителей институтов на этой группе отчитывается. У меня вопрос: кто был хотя бы на одном заседании этой группы? Поднимите руки!» Рук вновь никто не поднял, но раздался вопрос: «А кто приглашал?»

Завершавший встречу Владимир Толстой постарался найти компромисс. «Произошедшее до сих пор – цепочка неудачных действий. Давайте все начнем с чистого листа», – предложил он. И пообещал убедить Мединского, на которого так нападали ученые, «не рубить сплеча».

Я спросил у Дмитрия Трубочкина, каким образом вообще могла сложиться такая ситуация. «Возможно, все началось с того, что в министерство пришло новое начальство и стало производить аудит. В этом нет ничего плохого. Но ошибка в том, что для этого применялись методы, которые не обсуждались со специалистами в сфере культуры и гуманитарных исследований», – сказал он. На следующий день судьбу институтов обсуждали уже в министерстве, и атмосфера на заседании была другая. «Стороны повернулись друг другу, и конструктивный диалог налажен. Возможно, диалог восстановили потому, что всем удалось понять: научная культурная среда сохраняет потенциал и может развиваться», – оптимистично заметил руководитель ГИИ после окончания заседания.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать