Стиль жизни
Бесплатный
Людмила Буркина

Эмин Агаларов: Моя “первая любовь” — это музыка Элвиса Пресли

Вице-президент Crocus Group рассказывает о своих музыкальных пристрастиях
М.Подгорный

Пение всегда было в моей жизни — я с детства слушал много разной музыки. Наверное, моя “первая любовь” — это музыка Элвиса Пресли: в какой-то момент я поймал себя на том, что пою его песни. Потом я начал переводить их на русский язык. А потом, лет с 14-15, стал сочинять свои собственные. И все это происходило само собой: мне просто нравилось петь. В 17 лет, живя в Америке, я даже записал свой первый альбом, на русском языке.

Но мне всегда хотелось быть похожим на отца, Араса Агаларова. Отец музыкой не занимался, но всегда ее любил. Впрочем, он и на бизнес меня специально не настраивал. Хотя сам я лет до 25, наверное, ни о чем другом не думал, как о зарабатывании денег. Для меня было принципиально делать это независимо от родителей. Я должен был сам почувствовать почву под ногами, я старался не брать денег у отца, и он может это подтвердить.

Когда 11 лет назад я стал активно работать в компании Crocus, то вообще бросил музыку и занимался только бизнесом: у меня просто физически не оставалось времени ни на что иное. Но однажды по дороге с работы домой я заехал в магазин, купил себе синтезатор ипринял решение научиться на нем играть. И через месяц уже играл. Не как профи, конечно, но аккомпанировать мог. Я и сейчас скорее наигрываю: что-то сочиняю, подбираю песни, которые мне нравятся. Но до этого я сочинял на слух и фактически записывал на диктофон какие-то свои идеи, заготовки. А теперь уже мог сыграть и зафиксировать мелодию.

Главное, я понял, что, не занимаясь музыкой, не могу быть полноценным счастливым человеком. Как только я притащил домой этот пластмассовый синтезатор, все мое душевное неспокойствие прошло. С тех пор я знаю: что бы ни случилось, в каком бы состоянии я ни приехал после работы, засну я в хорошем настроении, потому что обязательно потрачу несколько часов на музыку.

Помимо Пресли, моими кумирами были Том Джонс, Хампердинк — такая вот песенная классика. И совершенно однозначно Магомаев. С Муслимом Магометовичем мы были очень дружны, иногда музицировали у него дома. Хотя на самом деле я долго скрывал от него, что пою. Мне было стыдно признаться ему в этом. Потому что там, где Магомаев, другим певцам нет места. Никаким. Ни хорошим, ни плохим.

Надо сказать, он был очень деликатным человеком, никогда не критиковал, не давал советов. Единственное, всегда говорил: “Нина что не отвлекайся, пой, тебе надо петь, и у тебя все получится”. Иотцу говорил, чтобы он оставил меня в покое с бизнесом. Правда, отец меня никак никогда и не ограничивал. Он был готов принять любой мой выбор — лишь бы я делал дело и добивался успеха. Нодумаю, конечно, ему приятно, что я занимаюсь семейным бизнесом. Мне как отцу тоже было бы приятно, если бы мои дети в какой-то момент подключились и помогали мне.

С Муслимом Магометовичем меня связывает очень многое. Когда был его 65-летний юбилей, он начал петь песню My Way, не допел, встал из-за рояля и сказал, что хочет передать микрофон молодому певцу, которого знает с малых лет. Как будто символически передал мне эстафету. Я допел My Way. И потом, после его ухода, часто исполнял эту песню на своих концертах, посвящая Магомаеву.

Конечно, не все в моей музыкальной карьере шло как по маслу. Моим первым продюсером был Владимир Рацкевич. Он поверил в меня — при том что у меня самого были постоянные сомнения, янепонимал, с чего начать, что нужно делать. Я буквально шел наощупь. Но первая песня, Still (я сочинил и музыку, и слова), получилась удачной. Она сразу дала жизнь всему музыкальному проекту. Случилось это в 2006-м. И хотя до сегодняшнего дня эту песню ни разу не крутили ни на одной радиостанции, ее многие знают.

Мне было интересно работать с Рацкевичем, и я благодарен ему за четыре совместных альбома. А потом я зашел в тупик, понял, что начинаю повторяться. Хотелось расти, и этот рост стал возможен только в сотрудничестве с другими авторами, другими продюсерами.

Шесть моих альбомов записано на английском языке. Сейчас экспериментирую с русским. Как-то все вокруг меня убедили, что ятеряю аудиторию, и я стал что-то сочинять, вот недавно посотрудничал с Ириной Дубцовой, которая помогла мне с текстом. Теперь даже подумываю, что седьмым альбомом будет русскоязычный.

Раз десять в год у меня бывают сольники: в Баку, Питере, Москве, Лондоне. И каждый месяц тоже случается до десяти выступлений. В каких-то концертах охотно принимаю участие, от каких-то отказываюсь. У меня два главных принципа. Первый — ничего не делать через не хочу. Я плохой актер, и если я не в настроении, зрители это чувствуют. И второй — я всегда выступаю живьем. Даже на телевидении. Опять-таки — потому что я не актер и не умею открывать рот под музыку. Я могу с публикой общаться только через живое пение.

А вообще — надо делать свое дело. Если ты издал эти песни, значит, ты уже в них уверен. Когда я выхожу на сцену, то точно знаю, что контакт с залом обязательно произойдет и я уйду с позитивными ощущениями. Ну а если этого происходить не будет, то, наверное, нет и смысла заниматься музыкой. Я не делаю это для какого-то самоутверждения. Я действительно искренне получаю большое удовольствие от того, что пою. Кстати, хочу поделиться с вами приятной новостью: вот уже несколько недель мой сингл Baby Get Higher держится в американских чартах Billboard TOP-20!

Планы у меня самые грандиозные. Мне кажется, я пока не сочинил своих главных песен. Все еще впереди, и надо много работать. Чтобы получились мегахиты, нужно написать очень много песен, поверьте. Все — от песни. Купить, продать, продвинуть, протолкнуть — это не работает. Никогда плохую песню никуда не протолкнешь. Ну как человека можно заставить слушать то, что ему не нравится? Чтобы писать те песни, которые люди хотят слушать, заказывать, ставить в машине или в ресторане, нужно постоянно работать.

У меня нет сложностей с впечатлениями. Вся моя жизнь буквально набита переменами, переездами, периодическими расставаниями с детьми, семьей, переживаниями. Так что специально искать ничего не нужно. Надо просто сесть за инструмент, и какая-то мелодия обязательно придет мне в голову, и если повезет, она понравится слушателям так же, как и мне.

Эта публикация основана на статье «Без музыки — тоска» из приложения "Как потратить" газеты «Ведомости» от 17.12.2012, №239 (3253).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more