Игорь Сердюк: Царская тара

Вино в больших бутылках – Магнумах, круче, чем в маленьких

В Магнумах вино может храниться дольше, развивается интереснее, а в конечном счете приобретает гораздо большую ценность

Несмотря на неумирающую популярность вина как повсеместно принимаемого подарка, некоторые прописные истины о нем еще не вошли в обиход. Одна из них: вино в больших бутылках, Магнумах, – круче, чем в маленьких. В большей емкости вино может храниться дольше, развивается интереснее, а в конечном счете приобретает гораздо большую, часто коллекционную, ценность.

Грубое отношение к большим бутылкам идет к нам из комедий о самогонщиках. Но там гигантских размеров пузырь отвечал за гиперболизированный образ угрозы алкоголизма и не имел ничего общего с практическим значением бутылок большого объема в мировом виноделии. В высших сферах винного мира большие бутылки имеют свои причудливые имена и используются по особенным случаям. В них разливается вино лучших урожаев, с наибольшим потенциалом, рассчитанное на самую длительную выдержку распитие по торжественным случаям.

В общих чертах объяснение феномена Магнума выглядит так. За время, проведенное под пробкой, в результате мало понятных непросвещенному разуму окислительно-восстановительных процессов в вине образуются сложные полифенольные образования. Они формируют удивительный и неповторимый букет бутылочной выдержки. В больших форматах, из-за иной пропорции между взаимодействующими друг с другом объемами вина и воздуха, особенным образом происходит и полимеризация ароматообразующих веществ.

Отсчет больших бутылок начинается с полуторалитровой емкости – собственно, Магнума, а далее следует еще шесть форматов, кратных вместимости стандартной бутылки: Иеровоам – 3 литра (0,75х4), Ровоам – 4,5 литра (0,75х6), Мафусаил – 6 литров (0,75х8), Салманасар – 9 (0,75х12), Валтасар – 12 (0,75х16) и Навуходоносор – 15 (0,75х20). 15-литровый Навуходоносор – не предел мечтаний, хотя шампанское в бутылки большей вместимости не разливается. Эрудированный читатель, конечно, заметил, что некоторые бутылки-гиган­ты названы именами царей из Ветхого Завета, но до сих пор никто толком не знает почему.

Большие бутылки стали винной тарой примерно тогда же, когда и маленькие – во второй половине XVII века, после того, как в Англии научились делать прочное стекло. Первым вино из бочек в бутылки перелил мифический персонаж из бенедиктинского аббатства О-Вилле по имени Пьер Периньон – тот самый, имя которого увековечено престижной маркой шампанского. Мы можем догадываться о причинах, по которым монахи предпочли стеклянную тару деревянной и по которым они стали экспериментировать с бутылками разного объема, однако вряд ли мы разгадаем тайну выбора имен.

Прямой связи между вместимостью и величием названных персонажей не просматривается, да и историческая хронология не соответствует росту размеров. Иеровоам был рабом, но пророк предрек ему царствование, а Валтасар был царем, но пророчество предрекло его царству конец. И если из этого вы сможете логически вывести, что Иеровоам (Жеробоам – по-французски) должен вмещать 3 литра шампанского, а Валтасар (Бальтазар) – 12 литров, то вы умеете решать вечные загадки истории не хуже, чем герой Дэна Брауна.

Точно подсчитано, что бутылка двойного объема содержит в два раза больше жидкости и ее опустошение обычно занимает в два раза больше вашего времени. Но никто пока не вычислил, во сколько раз больше в ней можно найти страшных тайн и во сколько раз в таком вине больше истин. В этом и состоит феномен Магнума.

Автор – куратор проекта «Винотека.ru»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать