Стиль жизни
Бесплатный
Кирилл Харатьян

Кирилл Харатьян: Новогодние желания

В чем главное различие между Дедом Морозом и святым Николаем

И не надо говорить, что Деда Мороза нет. Он существует.

Только зовут его совершенно по-другому. И занят он вовсе не тем, чем, мы считаем, он занимается, и живет отнюдь не на Севере. Есть и еще одно различие между ними, но о нем ниже.

День памяти св. Николая, архиепископа Мир Ликийских (а именно о нем речь), приходится на 6 (19) декабря, дату, близкую к Рождеству и новогоднему празднику; возможно, поэтому св. Николай стал для значительной части Европы тем самым Санта-Клаусом. А наш Дед Мороз, конечно, произошел от Санта-Клауса.

В России Николай Чудотворец – самый почитаемый из святых: ему единственному (помимо Иоанна Крестителя) безраздельно отдан день в православном календаре, память никакого другого святого 6 (19) декабря не отмечается.

Почему св. Николай так важен для России, хорошо объяснил в проповеди митрополит Антоний (Храповицкий): большинство святых угодников прославлено скорбями, подвигами мученичества или отшельничества, терпением человеческой неблагодарности и ненависти. «Не было чуждо скорбей и житие святителя Николая; не было оно исполнено роскоши или веселья; напротив, история сохранила нам повествование о его посте, бдениях, трудах и вообще суровом образе жизни, – говорил владыка Антоний. – Но все же эта жизнь пребывала подвигом победы; побеждающая любовь – вот отличительное свойство сего приснопамятного жития».

Из этой особенности его святой жизни происходит и мешок с подарками Деда Мороза. Легенда такова: святитель Николай в молодом возрасте, еще не будучи рукоположен, узнал, что один из его соседей, отец трех дочерей, впал в такую нищету, что решил продать их честь. Византия тех лет отличалась упадком нравов, такого рода поступки были не то что обыкновенными, но по крайней мере не уникальными. Но юноша Николай, который, как сейчас полагают исследователи, рос вместе с этими девушками, решил не допустить греха и подкинул в отчаявшийся дом один за другим три мешочка с пятьюдесятью динариями в каждом. То была большая сумма – двухмесячное жалованье римского легионера, самой высокооплачиваемой профессии тогдашнего мира. И все три девицы благополучно вышли замуж. Такое вот понятное, простое чудо. Св. Николаю, по всей видимости, этот дар не был обременителен, его отец, владелец рыболовецкой флотилии, оставил ему значительное состояние. Но кажется, тут важны не мешок и не динарии, а чудесное спасение.

А вот другое чудесное спасение, современное, о нем рассказывал братии архимандрит Филадельф, подвизавшийся после войны в Троице-Сергиевой лавре. Был он в ссылке, и однажды из-за сильных морозов прекратился подвоз еды на рабочие участки. Арестанты от холода и голода стали засыпать последним, смертельным сном. О. Филадельф из последних сил помолился св. Николаю – и вскоре услышал сильный стук в дверь. Открыл – а на пороге стоит сумка, полная хлеба. Хлеб свежий, горячий, будто из печки – а какая там печка, если на ближайшие пятьдесят верст ни одного жилья, только арестанты. Архимандрит всегда плакал, рассказывая эту историю.

В общем, я к тому, что самое главное различие между Дедом Морозом и св. Николаем – в подарках. С новогоднего деда можно стребовать и получить игрушки, книжки и даже игровую приставку; св. Николай ничем таким не богат, зато к нему можно обратиться за чем-то действительно необходимым, жизненно важным.

Конечно, большой вопрос, есть ли у меня, обычного современного человека, такое настоящее желание, с которым не стыдно было бы обратиться к св. Николаю.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать