Статья опубликована в № 3276 от 31.01.2013 под заголовком: Штольц в пути

"Русская библиотека": Отечественную классику издадут в 125 томах на английском

Выяснились новые подробности амбициозного проекта «Русская библиотека», о котором Россия объявила в июне прошлого года на книжной ярмарке BookExpo America в Нью-Йорке. Уже тогда было сказано, что запускается серия, в которой вый-дет 125 томов, представляющих русскую словесность начиная с XII века и до сегодняшнего дня в переводе на английский.

Только что руководитель проекта, экс-председатель совета директоров издательского дома «Пингвин», глава Overlook Press, давний ценитель и издатель русской литературы Питер Мейер раскрыл нью-йоркскому интернет-изданию Рublishing Perspectives новые детали «Русской библиотеки». Среди готовящихся к изданию книг – «Повесть временных лет» и «Слово о полку Игореве», Толстой, Достоевский, Глеб Успенский и Чехов. А также Михаил Булгаков, Андрей Платонов и современные авторы, имена которых пока не названы. Отдельные тексты будут издаваться в известных и уже классических переводах, другие – переводиться заново. Мейер не скрывал, что проект это «дорогостоящий и некоммерческий». Не сообщая об источниках финансирования, он заметил лишь, что сейчас сама Россия крайне заинтересована в продвижении своих книг за рубежом.

Действительно, «Русская библиотека» идеально совпадает с логикой действий Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, в последние годы продвигающего российскую литературу с чрезвычайной энергией.

Насколько востребована окажется «Русская библиотека», предполагать трудно. Англоязычные читатели давно и, кажется, навсегда полюбили «Анну Каренину», «Братьев Карамазовых», рассказы Чехова. Расширит ли появление новых переводов и имен список любимцев? Да и почему англоязычный читатель должен обратиться к тому, чем прежде не интересовался? Наконец, кто оценивает качество новых переводов и как выбираются переводчики? Ответы на эти вопросы появятся, видимо, лишь осенью нынешнего года, когда выйдут первые тома «Русской библиотеки». И все же, какими бы эти ответы ни были, движение лучше неподвижности, Штольц жизнеспособнее Обломова и, как говорят в таких случаях носители языка Пушкина, popytka ne pytka.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать