Открытие Гоголь-центра: Кирилл Серебренников предпочел начинать с ноля

Кирилл Серебренников открыл «Гоголь-центр» во всех отношениях громким гала-представлением «00:00»
Главным в шоу стала магия цифр /С.Фадеичев

В конфликте между труппой Театра им.Гоголя и Кириллом Серебренниковым, пришедшим в начале сезона на смену прежнему худруку Сергею Яшину, можно поставить если не точку, то по меньшей мере точку с запятой. После полугода взаимных обвинений, актерских митингов на Гоголевском бульваре и стычек в интернет-пространстве стало ясно: корифеи труппы хотят и будут работать с Серебренниковым. За это время самый радикальный худрук Москвы сумел изменить ситуацию в свою пользу – теперь не он будет работать с яшинской труппой (точнее, с большей ее частью), а они с ним. И не в Театре Гоголя, а в «Гоголь-центре». Недоброжелателей у Серебренникова за последние полгода явно прибавилось, но по крайней мере теперь линия фронта пролегает не внутри театра, а за его стенами.

«Мы все начнем с нуля», – пообещал Кирилл Серебренников, поместив в название стартового шоу «Гоголь-центра» то ли четырехкратный ноль, то ли четыре буквы «о». Как известно, одним из псевдонимов Гоголя была буква «о», повторенная четырежды – именно столько раз она встречается в его полном имени Николай Гоголь-Яновский.

Еще одно возможное прочтение названия – время отправления поезда из здания, в котором когда-то располагалось железнодорожное депо, а после – Театр транспорта. За четыре месяца, потраченные на ремонт помещений, Серебренников и новый директор театра Алексей Малобродский постарались сделать все, чтобы напомнить о первоначальном индустриальном облике здания, и внутренность Театра Гоголя теперь, как ни странно, чем-то напоминает реконструированный «Винзавод», где располагается культурный проект «Платформа», тоже придуманный Серебренниковым.

На открытии «Гоголь-центра» от сцены до самого амфитеатра, совмещенного с местом для оркестра, пролегли шпалы, по обе стороны от которых расположились зрители. И хотя на церемонии не прозвучала «Попутная песня» Михаила Глинки, написанная в 1851 г. по случаю запуска железной дороги Москва – Санкт-Петербург, общая атмосфера адекватнее всего передавалась словами Нестора Кукольника: «Пестрота, разгул, волненье, ожиданье, нетерпенье».

Особых причин веселиться и ликовать у гостей «Гоголь-центра» вроде бы и не было, поскольку для налаживания работы на новом месте потребуются еще долгие месяцы, но Серебренникову удалось создать приподнятое ощущение новоселья. В фойе сломаны перегородки, кругом зеркала с пририсованными головами Станиславского, Мейерхольда, Эфроса и Гротовского и радикальными изречениями оных. Подходишь к зеркалу и представляешь себя то ли новым Станиславским, то ли Анатолием Васильевым. Зеркало – это ведь тоже что-то вроде нуля, пустого места, которое может быть заполнено или не заполнено чем-то великим или, наоборот, бездарным.

«Гоголь-центр» даст возможность работать на своей площадке самым разным командам, и в полном соответствии с этой фрагментарной концепцией шоу «00:00» тоже было поделено на четыре части: «Ночь», «Утро», «День» и «Вечер». На сцену попеременно выходили артисты бывшего Театра Гоголя, танцовщики из группы «Диалог данс», молодые актеры из серебренниковской «Седьмой студии» и участники студии Владимира Панкова SounDrama, которые оглушительно колотили молотками по рельсам, делая открытие «Гоголь-центра» событием громким во всех отношениях.

А общий смысл стартового представления, кажется, был сформулирован в первой части, где яшинская актриса Светлана Брагарник рассказала притчу о рабочих, строивших Кельнский собор. На простой вопрос «Что вы здесь делаете?» один из них ответил «Ношу кирпичи», другой – «Кладу кирпичи», а третий – «Строю Кельнский собор». Если продолжить эти строительные аналогии, то четырехмесячная работа, предшествовавшая открытию «Гоголь-центра», может быть описана как расчистка места и укладка фундамента для будущего театрального дома. Пока что «Гоголь-центр» больше похож на Ground Zero – место, безупречным образом очищенное для дальнейших экспериментов. Вырастет ли на этом месте Кельнский собор или просто безликая церквушка, покажет время. Отсчет пошел.