Александр Грек: Главная волна

Как встречают Большую Атлантическую волну

В субботу 19 января день начался с возбужденного звонка нашего фотографа Каменева.

– Если есть возможность, дуй в аэропорт. Я уже пакуюсь.

– В чем дело?

– К Марокко через три дня придет самый сильный за последние двадцать лет шторм! Сева говорит, что ради такой волны стоит жить и умереть!

Всеволод Шульгин – легендарный российский серфер, полжизни проживший на Гавайях, певец больших волн. Одни сравнивают волну со стеной, другие – с горой, третьи просто называют ее гигант­ской, а кто-то приводит цифры, из прогноза погоды, – четыре, пять метров. Но волна самого сильного зимнего шторма на Атлантическом океане не соизмерима ни с чем. Сева называет ее «чистилищем».

Он и его друзья – международная компания людей, для которых погодные сайты примерно то же, что для остальных – фейсбук, а главная тема разговоров – Большая Атлантическая волна. Это их сокровенная мечта. Серферные духи вняли их молитвам, и 18 января в Северной Атлантике, недалеко от Америки, зародился такой шторм. Пройдя между Исландией и Ирландией, он раздробился на несколько частей: одна обрушилась на Португалию, а вторая стремительно понеслась к побережью Марокко.

Взгляды маньяков-серферов уткнулись в сайт magicseaweed.com, который дает показания с буя в океане, находящегося у берегов Испании, указывая высоту и интервал между волнами. Чем больше интервал, тем выше волна. Интерес серферов начинается с интервала в 15 секунд, он соответствует пятиметровым волнам. А тут буй показывал 46 секунд, а порой и вовсе зашкаливал.

19 января наши были в марокканской Эс-Сувейре, самом замечательном городке этой части Африки, но все его прелести никого не интересовали. Путь лежал дальше, в деревушку Сиди Каоки, мекку серферов. Но и это не конечная точка. Ранним утром под оглушительный грохот океана все забираются в единственный на весь этот район 30-летний лендровер, купленный хозяином серф-станции немцем Феликсом в соседней Мавритании, и устремляются к рифу в бухте Ле Гротте. Это скальное образование в ста метрах от берега внезапно преграждает путь огромным океанским валам, и образуется та самая «волновая труба», прокатиться в которой мечтают многие серферы. При этом справа от бухты имеется спасительный глубоководный канал, на котором волны не заламываются, а отжимное течение (от берега в море) помогает выбраться из бухты в океан.

23 января 2013 года многие ловцы волн будут вспоминать всю жизнь. Валы больше напоминали небоскребы, и, ломаясь на рифе, тысячи тонн воды разом обрушивались, напоминая лавину. Серферы один за другим уходили в эти громады, чтобы остаться с ними один на один. «Это просто за пределами сознания, таких волн я еще никогда не видел, – захлебывается от восторга Шульгин. – На передней стенке волны образуются неприятные трамплины, которые подбрасывают тебя в воздух, ты мчишься вниз, и каждую секунду поверхность меняется. Если же тебя сбивает с ног, ощущение такое, будто попал в стиральную машину и тебя отжимает на максимальном режиме. Волна держит не более 15 секунд, но они кажутся вечностью. Трудно понять, где верх, а где низ, тебя опускает все ниже и ниже, где все темнее и темнее. Запаниковал – никто не узнает о твоих ощущениях. Выстоял – у тебя будет еще попытка сразиться с волной».

Выход на берег в районе Ле Гротте крайне рискованный, стоит ошибиться – и тебя сносит на острые вертикальные известняки. Вот и сейчас серферы стоят и молча смотрят, как пенные волны замывают Феликса как раз на эти скалы, пока он не исчезает из вида. Никто не плачет, океан забирает свою дань постоянно. И вдруг, почти как с того света, появляется ободранный, но живой обладатель лендровера, каким-то чудом вскарабкавшийся по отвесной стене. Все, что досталось в этот день океану, – только доска отчаянного немца.

Нам не понять таких, как он. Играть в рулетку с большим штормом могут только большие люди. Но посмотреть на него стоит.

Автор – главный редактор «National Geographic Россия»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать