Стиль жизни
Бесплатный
Антон Долин

На экраны выходит новый фильм со Шварцнеггером в главной роли

В интервью обозревателю «Пятницы» актер говорит о своей уязвимости и риске в кино

Я никогда не знал, удастся ли подняться с земли на этот раз, хватит ли сил выдержать очередной удар. Боюсь, что отношение публики ко мне изменилось

Настоящая сенсация – возвращение 65-летнего Арнольда Шварценеггера в кинематограф, в качестве уже не приглашенной звезды, как в недавних «Неудержимых», а центрального персонажа. Олдскульный боевик «Возвращение героя» – то, о чем публика мечтала давно: сыгранный Шварценеггером стареющий шериф почти в одиночку обезвреживает банду опасных преступников-наркоторговцев, на свою беду проложивших маршрут через его город. В ход идут револьверы, базуки и даже пулемет «Максим». Будто и не было долгих десяти лет разлуки с любимцем публики.

Не актером, а готовым персонажем кажется сам экс-губернатор Калифорнии, развалившийся в кресле бара московской гостиницы The Ritz-Carlton и закусивший толстенную сигару. Его не только не тревожит полное слияние со своим героем – оно ему льстит.

«Я давно с ним сроднился, я люблю его, и именно новая встреча с ним привлекла меня в проекте «Возвращение героя». Здесь он вспоминает прошлое! Когда-то он служил в элитных войсках, считался настоящим суперменом, его много раз ранили, но он всегда поправлялся. Переехав в маленький городок, бывший герой надеется на отдых, но на самом деле жить не может без трудных задач. Когда случается неожиданное, никто не думает, что ему удастся справиться. Но ему удается! Для этого приходится разбудить в себе былое, перестать быть пенсионером. Поздравляю российских прокатчиков с удачным выбором названия – в оригинале-то фильм называется The Last Stand. Да, мое возвращение и возвращение моего героя полностью совпали».

Шварценеггер выглядит счастливым человеком, выполнившим свое предназначение. Или по меньшей мере осуществившим мечту. «Полагаю, меня всегда интриговали такие люди... ну, знаете, герои. Спортивные, военные, кинематографические. Они отважны, самоотверженны, рискуют собой ради других. Если ты чувствуешь себя потерянным, несчастным, одиноким, уязвимым, героизм может стать единственным выходом».

Секундочку. Уязвимым? Шварценеггер? Человек-робот, непробиваемый Терминатор? Актер смущенно ухмыляется: а что тут такого? «Я никогда не знал, удастся ли подняться с земли на этот раз, хватит ли сил выдержать очередной удар. Я и сейчас сомневаюсь в себе, боюсь, что отношение публики ко мне за эти годы изменилось... Коротким появлением в «Неуязвимых» я будто прощупал почву без особого риска – фильм-то был не мой, а Сталлоне! Но зрители в зале выли от восторга, когда я появлялся на экране, и это меня немного успокоило. С другой стороны, сомнения лишь укрепляют во мне желание рискнуть: нет риска – нет и интереса. В этом мой стиль и подход к жизни».

Впрочем, экранный риск, на который идет и сам Шварценеггер – он до сих пор исполняет многие трюки сам, без каскадеров, – совсем не то же самое, что риск кинематографический. Старость не за горами, но готов ли будет заядлый герой боевиков сыграть беспомощного старика? Шварценеггер отвечает уклончиво: «Я бы с удовольствием. Но задайте себе вопрос, многим ли захочется увидеть Арнольда в такой роли? Инвесторы хотят знать, принесут ли вложенные деньги прибыль. И надеются, что принесут! Мы не должны увлекаться тем, что интересно нам, – надо думать о том, что интересно публике. Это как в политике. Если людям хочется улучшить экологию, я сражаюсь за улучшение экологических условий. Если людей не устраивает система здравоохранения, я бросаюсь в бой за ее усовершенствование. Если людей не устраивает общественный транспорт – я должен заняться им! То же самое в кино. Я уважаю моего избирателя, и поэтому даже в лирических комедиях, где я снимаюсь, непременно есть какие-то элементы экшена».

А так хотелось пофантазировать после неожиданной встречи на сцене церемонии «Золотых глобусов» Шварценеггера, который на пару со Сталлоне вручал приз, с его соотечественником Михаэлем Ханеке, этот приз получавшим за фильм «Любовь». Вот бы Ханеке снял Шварценеггера... «Это было чистое совпадение, я не знал, чье имя будет в конверте! – смеется актер. – Мне просто было приятно оказаться на сцене со Слаем, он забавный парень, мы давно дружим. Но я рад, поскольку победитель – отличный режиссер. Пока я не успел познакомиться с его фильмами, но собираюсь: особенно мне интересно было бы посмотреть «Любовь», мне нравится идея фильма о влюбленных друг в друга стариках. Отличный сюжет». Посмотреть – да, играть – все-таки маловероятно: «Я готов экспериментировать, но понимая, что аудитория будет гораздо меньше, я осознаю и то, что бюджет должен быть очень невелик. Фильмы Ханеке смотрят немногие, надо отдавать себе в этом отчет...»

Хотя играть в фильмах иностранцев Шварценеггеру не впервой: он сам иммигрант и сделал себе имя, снимаясь у канадца Джеймса Кэмерона и выросшего в той же Канаде чеха Айвана Рейтмана, потом играл у голландца Пола Верхувена. «Возвращение героя» тоже снято отнюдь не уроженцем США – это голливудский дебют маститого корейца Кима Чжи Уна («Я видел дьявола»). «Для меня кинобизнес всегда был делом международным, – пожимает плечами Шварценеггер. – Я обращался к публике всего мира, а не только к американцам. Я рад, что сегодня инвесторы приходят в Голливуд откуда угодно: из Британии, Китая, России... Что ж, и актеры, и режиссеры тоже должны быть представителями разных стран и культур. Это делает кинематограф богаче и разнообразнее».

Напоследок спрашиваю Шварценеггера, не жалеет ли он о роли советского милиционера в «Красной жаре». Нет, сожаления ему не свойственны: «Сегодня я бы сыграл роль иначе! Тогда был коммунизм, другая эпоха. И как я был счастлив сняться в нескольких сценах на Красной площади! Так что я собой доволен».

21 февраля, в кинотеатрах города

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать