Статья опубликована в № 3288 от 18.02.2013 под заголовком: Отнять и поделить

Итоги Берлинского кинофестиваля-2013: Отнять и поделить

Жюри Берлинского кинофестиваля поработало как ревком, одним махом лишив наград главных звезд конкурса
Режиссер Калин Петер Нетцер и продюсер Ада Соломон отобрали «Золотого медведя» у фаворитов
Tobias Schwarz / REUTERS

Понятно, что Стивена Содерберга и Гаса Ван Сэнта, давно переместившихся из категории новаторов, штурмующих фестивали, в уютную нишу крепких профессионалов, штурмующих прокат, в конкурс звали не за призами. Их картины – триллер «Побочный эффект» и лирическая комедия «Земля обетованная» – вот-вот окажутся на европейском экране; берлинская премьера должна придать им кассовое ускорение. В Америке оба фильма уже вышли.

Их спокойно можно было бы показать в категории «Конкурс вне конкурса», которой в Берлине заменяют понятие «гала-премьера». Арт-директор Дитер Косслик решил иначе, но все равно его работа вызывает меньше вопросов, чем труд жюри, возглавляемого Вонгом Кар-Ваем. Косслик ухитрился зазвать в Берлин двух значимых кинохудожников, до того предпочитавших Венецию и Канны. Но жюри, при том что работы Ульриха Зайдля и Брюно Дюмона на голову возвышались даже над крепким конкурсом, умудрилось не дать им призов.

Изящная чилийская «Глория», трагикомическая повесть о дамском предпенсионном авантюризме, лидировала в официальном кинокритическом рейтинге, публикуемом изданием Screen International. Но мало кому приходило в голову ставить достойную работу Паулины Гарсии в заглавной роли рядом с актерским самоистязанием Жюльет Бинош, проделанном на долгих крупных планах в «Камилле Клодель. 1915» Дюмона. Тем не менее Бинош осталась без награды.

Не было сомнений, что саркастический этюд немногословного канадского псевдореалиста Дени Коте «Вик и Фло увидели медведя» заслуживает чего-то вроде упоминания жюри. Как и резкий «Случай из жизни жестянщика» боснийца Даниса Тановича о притесняемых цыганах, и «Повелитель лавин» независимого американца Дэвида Гордона Грина, до того снимавшего хоть и неглупые, но студийные комедии про обкуренных тинейджеров, а тут сделавшего по-детски нежное и по-взрослому грустное кино о мужской дружбе, одиночестве и красоте молодой рощи, растущей на пожарище. Всем, однако, казалось, что вручение им наград – только разминка перед основным залпом.

Вонг Кар-Вай подогрел всеобщий интерес, перед объявлением победителей в двух основных номинациях – спецприз и Гран-при – объявив залу, что есть в конкурсе две работы, которым следует воздать должное. Публика затаила дыхание – и Вонг Кар-Вай воздал по спецупоминанию Ван Сэнту и деятельнице берлинской школы Пии Марэ за недурную драму «Лейла Фури» об одинокой матери, сбившей человека на дороге. После чего «Золотой медведь» под удивленное «ох» ушел к картине еще об одной матери и еще одном пострадавшем от оживленного дорожного движения – румынской «Позе эмбриона». Крепкому произведению, которое тем не менее невозможно поставить рядом даже с самыми слабыми опытами показательно проигнорированных Зайдля и Дюмона, что привезли в Берлин далеко не худшие свои картины.

Испереживавшись за них, российская критика даже позабыла обидеться на то, что призами обнесли лучшую, по признанию многих, ленту Бориса Хлебникова «Долгая счастливая жизнь». В утешение им, однако, был приз не российскому, но казахскому оператору Азизу Жимбакиеву за школьную драму «Уроки гармонии». Фильм, одновременно вписывающийся в рамки нового европейского реализма и – частью – старого доброго азиатского экстрима, дал надежду на то, что актуальные киноволны возможны не только в странах бывшего восточноевропейского блока, но и на территории бывшего Советского Союза. И заставил присутствовавших запомнить имя не только награжденного оператора, но и режиссера Эмира Байгазина. Если считать, что фестивали существуют не столько для поощрения старых, сколько для обнаружения новых имен, Берлинале-2013 свою задачу выполнил.

Берлин

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать