Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 3290 от 20.02.2013 под заголовком: Я устал, я прихожу

"Возвращение героя" с Арнольдом Шварценеггером: Я устал, я прихожу

В прокат выходит «Возвращение героя», в котором 65-летний Арнольд Шварценеггер, как принято в ностальгических боевиках, показывает плохим молодым людям кузькину мать
Шварценеггер недоволен американскими зрителями: он вернулся, а они не рады
outnow.ch

Хочется верить, что это не столько «Возвращение героя», сколько «Последняя битва» (The Last Stand, как фильм называется в оригинале). За два с половиной года, прошедших после «Неудержимых» Сильвестра Сталлоне, жанр ностальгического боевика с крутыми парнями из 1980-х успел расцвести и зачахнуть: ни смотреть, ни описывать упражнения могучих ветеранов более невозможно. Отметились, кажется, все – по крайней мере, главные. В Америке – Сталлоне и Шварценеггер, в Азии – Джеки Чан. Очередной «Крепкий орешек» с Брюсом Уиллисом занимает сейчас первое место в таблице кассовых сборов США.

Но явление Шварценеггера обернулось провалом: месяц назад боевик «Последняя битва» стартовал на последней строчке американской прокатной десятки. Маркетологи не учли, что сюжет с долгожданным выходом экс-губернатора Калифорнии на широкий экран уже был разыгран в рекламной кампании «Неудержимых-2» (а в самом фильме Шварценеггер много раз повторил шутку «Я вернулся»). Теперь ошибку, похоже, пытаются исправить на внешних кинорынках. Во всяком случае, русское прокатное название «Возвращение героя» намекает, что предыдущий выход не считается. Там Шварценеггер был не главный, да и кто вообще помнит, полгода прошло.

Провал фильма в Америке должен быть тем более досаден боссам студии Lionsgate, что нанятый ими корейский режиссер Ким Чжи-ун очень старался, чтобы публике понравилось. Жанровая формула «Возвращения героя» тщательно продумана и просчитана. Ким, называющий сценарий «очень американской историей», точно знает, в какой пропорции надо смешать боевик, вестерн и комедию, сколько должно быть драк, взрывов, перестрелок и автомобильных трюков, какой остроты должны быть шутки (тупые, но не еще тупее) и какого калибра дать Шварценеггеру пулемет (музейный «Максим» – удачная находка, по-голливудски убойная метафора).

Герой Шварценеггера служит шерифом в сонном городке на границе с Мексикой. В городок с недружественным визитом едет из Лос-Анджелеса сбежавший из-под конвоя ФБР лощеный наркобарон (Эдуардо Норьега), ценитель дизайнерских штиблет и уникальных гоночных суперкаров. Дорога для его адски форсированного «корвета» уже зачищена: мерзавец с циничной ухмылкой (Петер Стормаре) ухлопал дедушку, чья ферма мешала проезду.

С тем и будят Шварценеггера ни свет ни заря: беда, шериф, молока не привезли.

Пока ФБР хлопает ушами (играющий начальника операции Форрест Уитакер, кажется, изображает именно это), шериф собирает маленький отряд по принципу «хороший, плохой, долбанутый» (как называлась пародия Ким Чжи-уна на спагетти-вестерны): в дело пойдут и сидящий в обезьяннике хулиган, и местный юродивый, собирающий оружейный антиквариат (популярный комик Джонни Ноксвилл). Бой по законам вестерна будет дан на Мэйн-стрит. Потом Шварценеггер с Норьегой погоняются по кукурузе, а потом – суп с котом, угадайте с трех раз, кто кого врукопашную.

И куда только прутся бестолковые наркобароны? Ясно ведь, что граница на замке, когда такие люди. Как говорил Остап Бендер, кто, по-вашему, этот мощный старик?

В прокате с 21 февраля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать