Игорь Сердюк: Вспомнить вкус

Чего нам ждать с возвращением в Россию грузинских вин

Сметая на своем пути все условности и недомолвки законодателей, словно лавина с кавказских гор, в нашу жизнь ворвался информационный поток о грузинском вине.

Грузинская делегация, приехавшая в Москву на переговоры с Роспотребнадзором, расчистила дорогу для новостей, и в течение нескольких февральских дней информация о грядущем снятии запрета на поставки грузинских вин не сходила со страниц газет.

За эти дни сказано было немало.

Грузинским виноделам припомнили их отношение к российскому рынку, на который можно было сливать все, что крепче 9 градусов и хоть сколько-нибудь напоминает вино. Комментаторы, правда, забывали сказать, что продукция столь сомнительных свойств, как правило, ввозилась в Россию легально и проходила сертификацию.

Грузинских виноделов поздравляли с «прорывом» и «серьезным шагом», который они сделали в сторону качества. Но не упоминалось, что этот шаг они сделали накануне запрета, и первые вина, созданные с применением современных технологий и знаний, оказались невостребованными на семь лет.

Чтобы не портить парадного настроения, все молчали, что не нашедшие своего потребителя вина, скопившиеся за несколько лет в емкостях, скорее всего тут же пойдут на утоление нашей жажды. Мушкетер Портос в таких случаях говорил, что уважает старость, но не в вареном и не в жареном виде.

«Если бы не российский запрет, мы бы не привлекли к нашим винам внимания мирового рынка», – говорил журналистам один уважаемый человек из грузинской делегации... Позвольте ему не поверить. Звезда итальянского виноделия Йошко Гравнер начал эксперименты с грузинскими квеври задолго до того, как свои эксперименты в этой же области начал Геннадий Онищенко. И экспозиция лондонского музея Vinopolis уже больше 13 лет начинается с грузинского раздела, вне поля зрения Роспотребнадзора.

Чего же нам ждать с появлением в России грузинских вин?

Легче сказать, чего ждать не стоит. Увы, не стоит ждать сногсшибательных вин за бесценок. Хотя некоторые торговые представители называют нижней планкой цену в 300 рублей, едва ли вы в проверенном магазине найдете бутылку «Киндзмараули» или «Мукузани» от известного производителя ниже 500 рублей. За время отсутствия грузинской продукции винный рынок России оброс накладными расходами, и все здесь подорожало.

Хорошая новость, что не стоит ждать очередей. Мы получим возможность спокойно и без ажиотажа вспомнить вкус «Саперави» и «Ркацители», «Мцване» и «Оджалеши», а там, глядишь, и до «Муджуретули» с «Усахелаури» дойдет... Богатства винной Грузии заслуживают того, чтобы их раскрывали нам без суеты и при правильном освещении.

Впрочем, мы размечтались. И освещения достойного, благодаря закону о рекламе, не стоит ждать.

Хотя...

Когда новости о возвращении грузинского вина всколыхнули информационное поле, в интернете развернулись дискуссии, в какой степени и сами новости, и комментарии к ним (от виноторговцев, импортеров, чиновников) нарушают закон. Формирует ли информация интерес и поддерживает ли его? Страшно даже подумать, не направлена ли она на его продвижение? Формирует ли журналистика интерес к чему-либо, я лично не знаю, но меня учили, что она призвана его удовлетворять. И к чести виноделов признаем, что интерес этот оказался весьма устойчив.

Автор – куратор проекта «Винотека. ru»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать