Статья опубликована в № 3298 от 04.03.2013 под заголовком: Тайга для «Белоснежки»

Фестиваль дебютов «Дух огня» в Ханты-Мансийске наградил испанскую «Белоснежку»

Ханты-Мансийский международный фестиваль кинодебютов «Дух огня» не принес заметных открытий, но встрепенулся от дремоты, в которую начал было впадать
Белоснежка и гномы из Испании не оставили шансов другим конкурсантам
Kinopoisk.ru

Фестивалю пошел второй десяток лет, неудивительно, что с недавних пор он стал потихоньку засыпать, довольный своей сибирской жизнью и завоеванным статусом. Но в этом году дремоты как не бывало. Не знаю, что было тому причиной – спортивная ли тематика, предложенная «Духу огня» – 2012 местной властью с сочинским государственным прицелом, наметившееся ли противостояние с назначенным на апрель фестивалем дебютного кино в Омске или просто второе дыхание, а только фестиваль с ходу взял с места в карьер.

От церемонии открытия никогда не ждешь особых эмоциональных откровений, хоть режиссура президента фестиваля Сергея Соловьева ни разу не роняла ее планку в трясину скуки. Но на этот раз Соловьев и его ученики – в первую очередь ставший героем вечера вгиковец-третьекурсник Алексей Смирнов во вратарских доспехах, с безупречным английским и веселым артистизмом – взорвали привычный формат, устроив на сцене такую поп-механику, что сам отец жанра Сергей Курехин их как минимум одобрил бы, а как максимум – позавидовал бы.

Опомниться или даже просто перевести дух фестивальной публике не дали: почти сразу оглушили немой черно-белой «Белоснежкой» испанца Пабло Бергера, который перемолол почтенную сказочную мифологию с чили-перцем, получив на выходе черную семейную драму похлеще соловьевской поп-механики: с разъяренными быками, карликами, злыми мачехами, инвалидными креслами и перверсиями разных мастей. Международное жюри во главе с китайским режиссером Се Фэем, не раз бравшим берлинских «Медведей», так, по-видимому, впечатлилось «Белоснежкой», что у прочих конкурсных фильмов – из Австрии, Боснии, Румынии, России, Германии, с Украины etc. – не осталось шансов в борьбе за его благосклонность. Короче говоря, удачливый Бергер, только что отхвативший дома десяток национальных статуэток «Гойя», присовокупил к этой призовой коллекции ханты-мансийскую «Золотую тайгу» с денежным эквивалентом в 300 000 руб.

Серебро и бронзу также присудили семейным историям – «Лоре» австралийки Кейт Шортланд, рефлексирующей на тему расплаты детей за грехи отцов, и «Каждому в нашей семье» румына Раду Жуде, где тоже хватает мрака, но и разного рода забавным обстоятельствам, по счастью, находится место – спасибо за это «румынской волне», и напрасно некоторые критики поспешили ее похоронить. Отечественной драме «Море» не сыскалось места в тройке призеров, и эта явная идейная ошибка была исправлена привычным способом – при помощи спецприза жюри Александре Стреляной за удачное соединение игрового кино с документальным, а «Газпром нефть» от себя лично поощрила молодого режиссера Стреляную за верность культурным традициям.

Российская конкурсная программа – она существует в Ханты-Мансийске параллельно международной и на равных с ней – подверглась двойному призовому обстрелу: зрительскому и профессиональному. Публика отдала свои симпатии (плюс 100 000 руб. из призового фестивального фонда) славному детскому фильму Александра Карпиловского «Честное пионерское», тоже наследующему традициям – это традиции советского школьного кино а-ля Илья Фрэз. А триумвират режиссеров в составе Вадима Абдрашитова, Владимира Хотиненко и Павла Чухрая полюбил культурный грузинский амаркорд Георгия Параджанова «Все ушли», вручив ему золотые «Цветы таежной надежды» и в два раза больше денег, чем Карпиловскому.

«Все ушли» – хорошее в своей определенности название, однако на фестивале дебютных фильмов важнее те, кто пришел. Одиннадцатый «Дух огня» не обнаружил среди пришедших сверхкрупную режиссерскую величину.

Ханты-Мансийск

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать