Как праздновать 400-летие Дома Романовых

От политики и войн до эскизов и распашонок: «Пятница» рекомендует несколько наиболее интересных событий
Портрет российского императора Николая Второго работы Б.М.Кустодиева (1915 г.) / Государственный Русский музей / РИА Новости

«Тут нечего завязывать, и ребенок почти не замечает, что одевают его... Тут выразилась моя гениальность», – пишет Екатерина II барону Гримму

Главными точками, где запланированы мероприятия в честь юбилея царской династии, стали Москва, Петербург, Екатеринбург, Кострома, Нижний Новгород – но разнообразные события пройдут и во многих других городах. В честь 400-летия дома Романовых выпускают памятные медали и разрабатывают новые туристические маршруты, устраивают конференции и выставки, музыкальные фестивали и автопробеги, выпускают книги и альбомы, библиотеки открывают свои фонды. В конце февраля в Петербурге прошла Ассамблея, на которую съехались потомки Романовых и представители старинных дворянских родов. «Пятница» выбрала несколько событий, которые, с одной стороны, показывают династию в исторической перспективе, а с другой – рассказывают о том, как Романовы повлияли на стиль разных эпох.

Тотальное осмысление

В издательстве «Молодая гвардия» вышла книга Игоря Курукина «Романовы». Безусловно, написание биографии целой династии в рамках серии «Жизнь замечательных людей», где большинству царей посвящены отдельные издания, – задача амбициозная. Тем более что цари мало похожи друг на друга, у них были разные характеры, им довелось править в разных исторических условиях. И если, скажем, Михаилу Федоровичу досталась разоренная Смутой страна, которую нужно было фактически собрать заново, то от Николая II требовалось лишь сохранить построенную предками империю. Однако в биографиях восемнадцати царей и цариц есть один общий момент. Все они правили в условиях, когда в стране монархия фактически была единственным развитым и всеми признававшимся институтом. Поэтому монархи были вольны проводить ту политику, которая им казалась нужной, не ориентируясь ни на мнение сословий, ни на традиции. В своей книге Игорь Курукин показывает, как наиболее волевые из Романовых регулярно решали вопрос модернизации России, пытались сделать так, чтобы страна соответствовала эпохе, историческому контексту и не отставала от соседей. Кто-то был более успешен в решениях этой задачи, кто-то менее; все ушли из жизни, так и не доведя свои начинания до конца. Однако в условиях, когда царь выше любого закона и может ломать любые традиции, создавая новые, власть в руках может удержать только сильная личность. Когда личности кончились – кончилась и история Романовых.

Прочертить историю династии собирается и Государственный исторический музей. 20 марта здесь открывается выставка «Романовы. Начало династии», где будет рассказано о первых трех Романовых, взошедших на престол. Экспонаты для проекта предоставили не только сам ГИМ, Музеи Кремля, Третьяковка, Российская государственная библиотека, несколько провинциальных музеев, но и, например, Королевский замок в Варшаве и стокгольмский Музей армии. На выставке расскажут о событиях Смутного времени. Среди реликвий грамота Земского собора 1613 года, под которой более двух сотен подписей церковных иерархов, бояр, дворян и прочих, – этот документ обосновывает право вступления Михаила Федоровича на престол. И богато иллюстрированная миниатюрами книга XVII века, рассказывающая о двух важнейших событиях: венчании на царство Михаила Федоровича и о том, как его отец вернулся из польского плена и стал патриархом Филаретом. А также икона из Ипатьевского монастыря, где жили 16-летний Михаил и его мать и куда отправились послы от Земского собора; шлемы Михаила Федоровича и Алексея Михайловича; кресло, на котором в 1601 году постригли в монахи Федора Никитича Романова; надгробный иконостас царевны Софьи.

Эта выставка – первое из событий, которое Исторический музей запланировал в честь юбилея. Следующее состоится 15 мая, когда откроется обновленная экспозиция филиала ГИМ – Палаты бояр Романовых. В этом музее можно узнать о жизни рода до того, как его представители взошли на престол. В числе новых экспонатов – старинные Евангелия, принадлежавшие Романовым, переписка царя Михаила Федоровича с родителями. Стены трапезной палаты музея теперь будут затянуты парчовой тканью, воссозданной по старинным технологиям на ручном ткацком станке, – это тоже новинка экспозиции.

А в сентябре в ГИМ планируется выставка «Романовы. Портрет династии» уже из собственных фондов. На ней должны показать личные вещи членов императорской семьи и многочисленные произведения искусства, на которых запечатлены Романовы, от скульптур до миниатюр и фотографий.

Законодатели стиля

История правления династии – это не только внутренняя и внешняя политика России, но и история повседневности. Поэтому неудивительно, что многие проекты юбилейного года связаны с модой и бытом.

Скажем, экспозиция, которая откроется в апреле в московском Выставочном зале федеральных архивов, посвящена женщинам императорской семьи, начиная с Марии Федоровны, жены Павла I, и заканчивая Александрой Федоровной, женой Николая II. Выставка называется «Российские императрицы: мода и стиль. Конец XVIII – начало XX вв.». Из архивов Эрмитажа и музея-заповедника «Гатчина» в Москву привезут редкие платья императриц, сделанные первым кутюрье Чарльзом Вортом, а также наряды, сшитые в придворных ателье Альбера Бризака и Ольги Бульбенковой. Посетители смогут увидеть, чем мода эпохи рококо отличалась от одежды классицизма, ампира, романтизма, узнать о вкусах императриц. Александра Федоровна, например, любила лиловый, а Елизавета Алексеевна, жена Александра I, одно время одевалась только в розовое. Но в какой-то момент вдруг охладела к этому цвету: на выставке можно увидеть записку, где императрица категорично просит ничего розового больше ей не присылать.

Эта записка – не единственный личный документ в ряду официальных бумаг вроде указов Петра I, Екатерины II, Николая I, регламентирующих манеру одеваться. В экспозиции также счета из домов моды, дневники, письма. Например, письмо Екатерины II барону Гримму 1781 года с эскизом детского платьица-распашонки, которое императрица придумала несколькими годами ранее для полугодовалого Александра I. «Тут нечего завязывать, и ребенок почти не замечает, что одевают его. Ему за один раз всовывают руки и ноги в эту одежду, и все готово. Тут выразилась моя гениальность», – пишет Екатерина. Интересно, что до XVIII века вообще мало кто задумывался об удобстве детской одежды, а значит, Екатерина оказывается своего рода новатором в сфере моды.

Тему моды продолжает книга Ольги Хорошиловой «Костюм и мода Российской империи», вышедшая в издательстве «Этерна». Отдельная глава посвящена манере одеваться в царской семье при Николае II. Сам Николай, говорится в книге, одевался с иголочки: «белоснежные сорочки с мягким отложным воротником, шелковые галстуки с изящными булавками, жилеты, однобортные или двубортные шерстяные вестоны, брюки клетчатые или визитные, в тонкую полоску». Есть глава, посвященная «светской» моде – рассказано и о модных тенденциях начала XX века, и о детской одежде. Но вообще главные герои книги Хорошиловой – это военные, дворники, мясники, официанты, чиновники, необычно и то, что одежда конца XIX – начала XX века рассматривается здесь в качестве социального маркера. Читатель узнает, как по внешнему виду можно было отличить обычного кучера-«ваньку» от «лихача» (лихачи носили большие карманные часы в кожаном футляре, что считалось особым шиком). Или что гувернантки одевались в скромные современные платья, а кормилиц наряжали в кокошники и расшитые сарафаны. Иллюстративный ряд тоже нетипичен для исторических трудов о моде: тут почти нет эскизов или картинок из модных журналов. В основном это фотографии обычных людей, характерных представителей эпохи. И несмотря на всю монументальность книги, благодаря этим безымянным фотографиям историческая картина складывается вовсе не эпическая, а очень ка­мерная.

Появляются к юбилею и коллекционные аксессуары. «400-летие династии – большой праздник для моей семьи», – поделился с «Пятницей» князь Ростислав Романов. Князю еще нет тридцати, и он единственный из представителей рода по мужской линии, кто сегодня живет в России. Романов входит в совет директоров «Петродворцового часового завода «Ракета». «Завод основал мой предок Петр I, и мне показалось очень важным воздать честь и ему, и всей династии. Поэтому я создал дизайн юбилейных часов». На серебристом циферблате – элементы российского герба, выполненные в красно-черной гамме. На задней крышке выгравированы профили Михаила Федоровича (первого из рода Романовых), Петра I и Николая II.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать