Статья опубликована в № 3307 от 18.03.2013 под заголовком: Без семьи

«Август: графство Осейдж» в Театре имени Ленсовета: Без семьи

Премьера в петербургском Театре им. Ленсовета обозначила проблемы, характерные для многих театров со «славным прошлым»
Лодка семейной жизни полна трагедий и утрат
Юлия Смелкина

Режиссер Петр Шерешевский поставил «Август: графство Осейдж» Трейси Леттса. Говоря про эту пьесу, напирают на бродвейские аншлаги, Пулитцеровскую премию и грядущую экранизацию с Мерил Стрип, Джулией Робертс и моднейшим Камбербетчем. Однако сама по себе премия ничего не гарантирует – как «Оскар», Нобелевка и вообще любая награда в искусстве.

Сочинение Леттса – современный извод американской драматургии XX века, прежде всего О'Нила и Уильямса, только труба пониже и дым, мягко говоря, пожиже (несомненно, главная причина его популярности от Москвы до Новосибирска – семь женских ролей). А так все – как у классиков: разбросанная по стране большая семья съезжается в родительский дом по какому-нибудь важно-печальному поводу (в «Августе» исчезает отец, поэт и профессор, скоро выясняется, что он утопился), и все поколения начинают самозабвенно расковыривать давние и свежие душевные болячки.

У Леттса – традиционный коктейль Tennessee Williams: закладываем в блендер виски, кровь, слезы, психотропные таблетки, траву – и все это взбиваем, разумеется, подавленной и/или извращенной сексуальностью. Но О'Нил и Уильямс выписывают, лепят характеры, а у Леттса – абрисы людей, лишенные пластичности, индивидуальных голосов. Тут дело за актерами – лишь они могут дать жизнь этим условным схемам...

Театр Ленсовета времен, когда его возглавлял Игорь Владимиров, а первой актрисой была Алиса Фрейндлих, такое же культовое явление Ленинграда, как БДТ Товстоногова или Театр комедии Акимова. Сейчас корифеи труппы – ученики Владимирова, а ученики сменившего его в 90-е Владислава Пази, исповедовавшего ленсоветовскую эстетику подчеркнутой праздничной броской заразительной театральности, составляют ее значительную часть. Их Шерешевский в основном и занял.

Допустим, придумай он свой художественный мир, в котором пьеса служила бы лишь отправной точкой, – тогда способ существования актеров мог быть условным, карнавальным и еще каким угодно. Но в спектакле заданы правила игры «по Станиславскому»: диалоги, отношения, вторые планы, психологические переливы (Леттс, судя по тексту, такое и предполагал – американская актерская школа, как известно, выросла из Станиславского). Однако так играть нынешние 30–35-летние не умеют: возраст, опыт, биографию, самое трудное – давность взаимоотношений, семейную притертость, когда персонажи называют друг друга матерями, мужьями, дочерьми, а мы этому верим. Так что три часа по резко наклоненному в зал помосту, заставленному штабелями почерневших папашиных книг (художники Мария Лукка, Александр Мохов), расхаживают разной симпатичности женщины и мужчины и говорят, будто они всякие Барбары, Стивы и Мэтти, и даже, о ужас, кто-то с кем-то не двоюродные, а единоутробные брат с сестрой, но все эти слова так и остаются словами. Убедительна разве что Елена Комиссаренко в роли матери семейства – взбалмошной, истеричной больной раком наркоманки.

К Театру Ленсовета сейчас повышенное внимание – второй сезон его возглавляет Юрий Бутусов, один из лучших режиссеров страны. Осенью он выпустил спектакль «Макбет. Кино» – чрезвычайно интересный, но отнюдь не снисходительный к зрителю, прежде привыкшему здесь радоваться комедиям Рея Куни. При нем афиша пополнилась и традиционно-псевдореалистической «Чайкой», и радикальной «новой драмой», теперь вот – этот «Август». Перед Бутусовым стоит та же проблема, что и перед многими его коллегами в похожей ситуации: постепенно перестраивать старый дом или возводить на его месте новый, свой.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать