Статья опубликована в № 3322 от 08.04.2013 под заголовком: Тяжелое наследство

«Новая опера» имени Евгения Колобова: Тяжелое наследство

В музыкальной отрасли есть свой Театр Гоголя – это «Новая опера» имени Евгения Колобова. Роль реформатора Серебренникова здесь играет Дмитрий Сибирцев, назначенный на директорское место все тем же Сергеем Капковым. Первое время скандалы не выплескивались за стены театра, хотя все знали, что у Сибирцева с ходу начались трения с семьей покойного основателя. Теперь же все приняло открытый характер: вдова Колобова, хормейстер Наталья Попович снята директором с должности председателя худколлегии, дочь Колобова Марфа, руководившая литчастью, вынуждена увольняться из театра, а еще раньше должность, которую занимал зять Колобова, упразднена вместе с зятем. Недовольные пошли писать письма наверх.

Директор Сибирцев – не чиновник, творческий человек, пианист, музыкальный продюсер. Он хочет превратить «Новую оперу» в театр европейского типа. Противники, знамо дело, апеллируют к традициям Евгения Колобова.

Евгений Колобов был, несомненно, гениальным дирижером. А также своеобразным жрецом искусства – к примеру, запрещал артистам кланяться после арий, чтобы не прерывать аплодисментами спектакль. При этом его творческие идеи нередко имели мало общего с тем, что задумывал композитор. К примеру, в опере «Руслан и Людмила» увертюра исполнялась в конце. Часть арии Гремина в «Евгении Онегине» вместо Гремина пел хор басов. Танцы на балу в «Травиате» играет джаз-оркестр, сама же опера изуродована абсолютно волюнтаристской купюрой. В мировой оперной практике искажать партитуры не принято. Вольности дозволяются режиссерам, но нигде в мире режиссер не сможет выкинуть из оперы «Царская невеста» арию Лыкова, как это сделано в «Новой опере». Или поставить оперу «Снегурочка» без хора птиц. Последние две постановки сделаны уже после смерти Колобова, но именно в его традициях.

Пора признать: все эти провинциальные чудачества можно было извинять лишь тогда, когда за пультом стоял сам Евгений Колобов. Без него им грош цена. И чем успешнее «Новая опера» будет превращаться в европейский театр, тем комичнее будет выглядеть на фасаде имя ее основателя.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать