Статья опубликована в № 3323 от 09.04.2013 под заголовком: Блинный напиток

«Любовный напиток» в Мариинском театре: Масленица кончилась, но блины комом продолжаются

«Любовный напиток» стал очередной премьерой Мариинского театра, которая озадачивает вопросом: а есть ли у прославленного оперного дома художественная стратегия?
Лучшие в спектакле – Оксана Шилова и Роман Бурденко
НАТАША РАЗИНА

Масленица кончилась, однако блин испекли – он вышел, как нередко бывает в Мариинке, комом. В планах сезона опера Доницетти не значилась – и вдруг с каких-то щей влетела в афишу Концертного зала (где уже идет несколько разного качества спектаклей). В театре шутят: «У нас случаются такие сюрпризы».

Каковы были производственные, маркетинговые и т. д. причины появления этого сюрприза, не ведаю. Художественных причин, как показал спектакль, не было никаких. На постановку ангажировали многоопытного Александра Петрова, который в своем театре «Зазеркалье» сочинил немало живых, талантливых, изобретательных и, главное, содержащих авторское лирическое высказывание спектаклей. Но тут он надел маску дюжинного ремесленника-блинопека: заказывали – быстренько оформим в лучшем виде.

Художник Владимир Фирер огородил пространство сцены стилизованными фасадами главной улицы итальянского городка (судя по вывеске «Телеграф», это не 1830-е,

как в либретто Феличе Романи, а изрядно позже) и застелил его пластиковым газоном кислотной расцветки. В середине громоздится восьмиугольная барная стойка с осью-поставцом, за ней хозяйничает главная героиня красотка Адина. Она, пейзане, переделанные в горожан, солдаты, шарлатан Дулькамара одеты в наряды попугайской яркости и пестроты. Играют под стать – кривляясь и пережимая, как на заправской елке (кульминацией елочной красотищи становится знаменитый романс Una furtiva lagrima – под отнюдь не чарующие звуки, издаваемые тенором Даниилом Штодой, с потолка спускаются гроздья лампочек, долженствующих изобразить звездное небо). Народные массы, неряшливо подтанцовывая, жестикулируют исключительно в сильную долю – хотя для этих двух притопов, трех прихлопов предусмотрен целый балетмейстер Илья Устьянцев. Сельский простак Неморино, похожий на недоваренный пельмень, в этой траттории занимается клинингом – и то заезжает метлой в морду встречным и поперечным, то опрокидывает ящики с бутафорскими фруктами и неуклюже их собирает: режиссер подкидывает актеру непритязательные физические действия, чтобы хоть как-то его занять и организовать мизансцену... Опера не длинная, но от такого унылого комикования скучно становится сразу и до конца.

Пели по-разному, кое-кто даже хорошо (Оксана Шилова – Адина и особенно Роман Бурденко – брутальный бритоголовый сержант Белькоре), но в таком спектакле, чтобы заставить не видеть убогой сценической халтуры, надо петь гениально. И оркестр под рукой высокопрофессионального Павла Бубельникова общего результата, увы, не поправил.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать