Стиль жизни
Бесплатный
Антон Долин

Биография хоккеиста Харламова выходит на экраны

Главный герой «Легенды N17» больше похож на голливудского спортсмена, чем на советского гражданина

Валерий Харламов стал героем не только для своей страны, но и для всего мира, когда 2 сентября 1972 года сборная СССР разгромила со счетом 7:3 канадцев, считавшихся к тому моменту непобедимыми королями в этом виде спорта. Но к минуте славы он шел долго и трудно. Этому пути и посвящена «Легенда № 17» Николая Лебедева.

С биографическими фильмами у нас все обстоит не слишком хорошо. Дело затратное: костюмы, декорации. Факты до искомой остросюжетности не исказишь, а в неточностях обвинят все равно. Кассовые перспективы туманны. Безусловные герои минувшей эпохи подчас незнакомы новой публике, и трудно вновь создать над ними мифический ореол, не ударившись в идеализацию прошлого. А от нее в сочетании с неминуемым блокбастерным гламуром веет фальшью.

Нет сомнений в том, что авторы «Легенды № 17» прекрасно это осознавали. В ход была пущена тяжелая артиллерия. В числе продюсеров могущественной студии «ТриТэ» – сам Никита Михалков. Режиссер Лебедев («Звезда», «Волкодав») – один из зачинателей постсоветского коммерческого кино. В главной роли – единственный, судя по прокатному успеху «Духless», по-настоящему популярный молодой артист Данила Козловский. Композитор – Эдуард Артемьев; имя оператора Ирека Хартовича чуть менее известно, зато его техника не может не впечатлить. Юность Харламова он снимал на 16-миллиметровую пленку, годы возмужания – на 35 мм, а триумфальный матч суперсерии – на новейшие цифровые камеры; причем некоторые из них были установлены на амуницию хоккеистов, их клюшки и даже на шайбу. Хоккей с точки зрения шайбы – кажется, такого еще не было.

С технической точки зрения фильм впечатляет – причем не столько размахом постановки, сколько умением держать ритм, не впадая в монтажное мельтешение. Но главное завоевание все же принадлежит Лебедеву, сумевшему обойти скользкую проблему «байопика на советском материале».

Этот фильм – не биография, а легенда. Изучив факты и привлекши в союзники семью Харламова, сценаристы и режиссер спрессовали реальные события в мифологическое житие. Они не врут, они демонстративно игнорируют правду во имя красоты жеста. Например, автомобильная авария, в которой Харламов чудом не погиб, случилась не накануне канадской виктории, а через четыре года после нее, но по законам жанра правильнее показать, как герой восстает из мертвых ради финальной победы. И лодыжку ему повредили не на первом историческом матче, а уже после. И прямой трансляции матча СССР – Канада на родине хоккеиста не было – игру показывали на следующий день, в записи; однако одновременное торжество болельщиков по всему миру настолько эффектнее, что к черту истину.

Художественный результат производит двойственное впечатление. С одной стороны, «Легенда № 17» полна жанровых клише (особенно в «лирической» части взаимоотношений героя с возлюбленной и родителями). С другой, эти клише превосходно работают, что в нашем кино случается крайне редко. Этот фильм – сказка, и, как в настоящей сказке, в ней становится возможным внутреннее освобождение кумира всего Союза от общепринятых норм «империи зла». Командный дух в нем сильнее патриотизма, партийному чину (Владимир Меньшов) он бросает открытый вызов – и вообще на голливудского спортсмена похож куда больше, чем на скромного советского гражданина, которым, по отзывам современников, был в быту его прототип. В итоге и сам фильм избавляется от неминуемой провинциальности, приобретая масштаб международного кинохита. Вместо предсказуемой легенды о победе россиян над иностранцами на экране материализуется миф об обретении внутренней свободы человеком, одаренным от природы.

Эта условность позволила отойти от портретной точности не только в отношении главного героя – картинного и несколько картонного супермена, – но и в образе его учителя, легендарного тренера Анатолия Тарасова. В лучших сценах на двоих «Легенда № 17» поднимается на высоты серьезного психологического кино. В этом заслуга Олега Меньшикова – актера, настолько не похожего на Тарасова внешне, что его перевоплощение в инфернального ментора, природного гения, возвышающегося над пошлостью советского мирка, кажется настоящим чудом.

В кинотеатрах города с 18 апреля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать