Стиль жизни
Бесплатный
Юлия Виноградова

Чем занимается Общество собирателей произведений древнерусского искусства

Коллекционеры люди ревнивые, а достойных предметов на рынке всегда было мало, и борьба за них иногда разворачивалась нешуточная
RIA-NOVOSTI

Два года назад — в марте 2011 года — в Москве официально открылось Общество собирателей произведений древнерусского искусства. Его члены ставят перед собой высокие цели: показывать свои уникальные собрания людям. Однако без трудностей, как водится, не обошлось...

Общество собирателей произведений древнерусского искусства было создано по инициативе Михаила Абрамова, коллекционера, основателя Музея русской иконы, первого частного собрания такой тематики, выставленного на публику. “Музей есть только у меня, а коллекционеров много, — рассказывает Абрамов, — Понятно, что в советское время собирать иконы и тем более показывать их было просто страшно, да и сейчас открывать свои коллекции небезопасно. И все же я склоняю людей, которые годами хранили эти сокровища, я бы даже сказал, национальное достояние, показывать свои собрания. Ведь мы лишь временные хранители этих ценностей, после нас будут другие”.

Конечно, коллекционеры люди ревнивые, а достойных предметов на рынке всегда было мало, и борьба за них иногда разворачивалась нешуточная. Абрамов рассказывает, что объединить коллекционеров оказалось непросто, но ради высокой идеи удалось всех примирить: “Это уникальная ситуация, ведь собирателей очень мало и у нас нет никаких договоров, контрактов. В наших отношениях все решает слово. Мы общество единомышленников, уважающих себя и других членов”.

Показывать, рассказывать, популяризировать — вот главные цели общества, которые были обозначены еще на самом первом заседании (позже общество зарегистрировали как юридическое лицо со статусом некоммерческое партнерство). На первом собрании записались большинство членов, на сегодняшний день это 22 человека, например коллекционер с 40-летним стажем Вячеслав Момот; Виктор Бондаренко, в свое время собравший богатую коллекцию и презентовавший ее на нескольких выставках в Третьяковской галерее и Музее Андрея Рублева; московские коллекционеры Сергей Ходорковский, Валерий Набоков-Алексеев; ярославский собиратель Александр Ильин; преподаватель МГУ им. Ломоносова Алексей Расторгуев; директор Государственного центра современного искусства Михаил Миндлин.

Тогда же выбрали Михаила Абрамова председателем, а директора Музея русской иконы Николая Задорожного — директором общества (“Правда, заработную плату не определили”, — шутит он).

Почетным президентом объявили доктора искусствоведения, члена-корреспондента РАН Герольда Вздорнова. Впрочем, сам Вздорнов пока к работе общества относится скептически: “Конечно, всем коллекционерам требуется общение, взаимная поддержка и информация друг о друге. Но дело в том, что общество, во-первых, нуждается в финансовой поддержке, как это было в старых обществах, которые существовали на средства меценатов. Причем выражаться она может в разных формах, например в издании бюллетеня. А во-вторых, должен быть организатор, который осуществлял бы текущую работу. Ведь коллекционеры есть и в Петербурге, и в российской провинции — чтобы как-то организовать работу, требуется руководящий орган, естественно, оплачиваемый. Ничего этого нет. Так что, на мой взгляд, пока общество существует больше на бумаге”.

Сейчас основная площадка для встреч — это Музей русской иконы, где практически каждую неделю проводятся разные мероприятия, лекции, концерты, на которые приходят и члены общества. Но как отмечает Абрамов, “протокольных заседаний у нас нет, мы просто живем одной жизнью”. “Как я ни стремлюсь к серьезности и регулярности встреч, все происходит достаточно хаотично”, — сетует Николай Задорожный.

Мнение Вздорнова поддерживают и некоторые старые коллекционеры, например Сергей Воробьев, который продолжил дело своего отца, начавшего собирать иконы еще в 1964 году, и который на сегодняшний момент обладает одной из лучших коллекций икон в мире. “Подобное общество было создано еще в советское время, лет 35 назад, в него входил мой отец, мы собирались в Фонде культуры, и председателем был Савва Ямщиков. Тогда это было актуально, все были разрозненны и не имели возможности защищать свои права, если вдруг подвергались нападкам. Сейчас время поменялось, момент разобщения очень силен, нам трудно собираться. К тому же раньше не было открытой торговли, а сейчас все хвалятся продажами, покупками, это становится предметом гордости. Как только начинаются деньги, меняется чистота замысла. Наше время не способствует расцвету культуры вообще, а уж занятию древнерусским искусством тем более. Но, конечно, все зависит от активности членов общества: если люди горят желанием сохранять и пропагандировать наши традиции, культуру, встречаться, писать статьи, устраивать выставки, то это хорошо. Но пока общество ничем себя не проявляет”.

Действительно, за два года существования сделано немного. В журнале “Русское искусство” под эгидой общества каждый квартал стали выходить специальные статьи о конкретных коллекциях или отдельных иконах. А в декабре 2012-го прошла презентация книги еще одного из членов общества, художника и реставратора Анатолия Кокорина “Древнерусская икона и культура Запада”, в которой особенности русской иконы сопоставляются с характерными чертами западной религиозной живописи и отдельными моментами развития светского изобразительного искусства.

О необходимости просвещения и научных публикаций говорят многие члены общества. Так, Александр Липницкий, представляющий в обществе помимо собственной коллекции собрание Андрея Бокарева, пояснил: “Необходимы научные выпуски, которые бы рассказывали, популяризировали идеи общества. Ведь такие общества, существующие во всех цивилизованных странах, не просто объединяют людей, но упорядочивают их деятельность. Если бы такое общество существовало в Москве, то вряд ли бы лужковская эпоха нанесла культурному наследию столицы такой огромный урон. Отсутствие активного общества позволяет людям неграмотным и алчным реализовывать свои низменные интересы”.

Но чтобы общество действительно имело силу, оно должно расширяться. Однако в появлении серьезных коллекционеров икон Михаил Абрамов сомневается. “Вот представьте, — говорит он, — в мире известно местонахождение всех крупных бриллиантов и вдруг объявляют, что нашли еще один столь же крупный. Теоретически это возможно, но практически мы такого не знаем. Также и с коллекционерами икон: все крупные собиратели уже члены нашего общества. К нам приходят другие собиратели, но, как правило, это либо малозначительные коллекции, не представляющие ценности, либо вообще вещи сомнительного качества, не опубликованные, не участвовавшие в выставках. Такая публика, конечно, не может вступить в общество”.

Есть и другой аспект: само название общества предполагает, что в него будут входить не только собиратели икон. “Мы дали понять, что в общество могут входить, например, собиратели шитья, литературы, — говорит Николай Задорожный, — кто-то собирает древнерусские пуговицы, кто-то — мелкую пластику, медные иконки, фарфор или гербы, я рассчитывал, что присоединятся собиратели прорисей, лубков, да много кто... Но пока все они живут своей жизнью и нам не удается их вовлечь в нашу деятельность”.

Впрочем, Задорожный признает, что и планы самого общества на 2013 год не способствуют привлечению коллекционеров из других областей. Три выставки, которые будут организованы, основаны именно на иконописи. Так, 10 мая в Праге в Страговском монастыре, где находится уникальная библиотека древней письменности в 300 000 томов, откроется выставка, посвященная 1150-летию прихода святых Кирилла и Мефодия в Моравию. На этот праздник, отмечающий миссионерскую деятельность святых и начало служения на славянских языках, съедутся все патриархи православной церкви и представители Ватикана. Пройдет множество конференций и других событий, в череде которых и выставка, организуемая обществом. Как рассказал Задорожный, основная идея выставки — просвещение, проникновение слова Божьего в отдаленные места, к народам Севера, в Россию. Поэтому здесь будут не только довольно редкие изображения самих святых Кирилла и Мефодия, но и иконы с ликами русских святых — основателей отдаленных монастырей, таких как Кирилло-Белозерский или Александро-Свирский. Будет много рукописей, механизмов для изготовления книг, а также иконы, принадлежащие членам общества.

В связи с тем что в 2013 году отмечается 400-летие воцарения династии Романовых, общество планирует провести большую выставку, которая будет посвящена этой дате, и показать ее в Лондоне, Милане и Мадриде. А в конце года, в декабре, большая экспозиция отправится в Германию во Франкфурт-на-Майне, где есть дружественный Музей иконы. Эта выставка будет приурочена к Рождеству Христову, главному европейскому празднику конца года. Все три больших проекта в Россию не приедут, а просвещать будут только западную публику.

Впрочем, в чем общество не отказывает нашим соотечественникам, так это в консультациях, причем бесплатных. Коллекционеры дают свои рекомендации по реставрации, степени сохранности, датировке и даже примерной рыночной стоимости вещи.

“Часто так бывает, — рассказывает Абрамов, — что человеку достался один предмет от прабабушки. Икона, как правило, черная, в жутком виде, ее надо отреставрировать, датировать, изучить. Мы помогаем с такими вещами разобраться. Если вещь достойная, музейного качества, то мало кто готов с ней потом расстаться, продать, но зато люди с удовольствием соглашаются ее показывать на выставках”. Так что потенциал у общества есть, и, возможно, уже не за горами то время, когда оно будет действовать активно и расширяться.

Ведь как сказал еще один член организации, известный художник Илья Глазунов, “коллекционирование — это не синоним накопительства. Это в первую очередь интеллектуальная работа. Коллекционеры обладают незаурядным внутренним миром. В масштабах страны коллекционеры своей любовью, своим интересом своей благородной страстью сохраняли и сохраняют ту часть русской культуры, которая могла бы пойти под топор и в костер. Они искали, рыскали по деревням, вывозили, вытаскивали из заколоченных церквей. А сейчас к тому же увеличился приток в Россию вещей, которые когда-то были вывезены из страны. Такими коллекциями обогащается культурная среда. Поэтому просто чтоб люди дружили, обменивались, выставляли, общались, писали на эту тему, вводили вещи в научный оборот. Ведь коллекционирование — это живая связь с прошлым на личном уровне, передача на уровне генетической памяти рукопожатия от наших предков”.

Эта публикация основана на статье «Благородное собрание» из приложения "Как потратить" газеты «Ведомости» от 15.04.2013, №65

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать