Статья опубликована в № 3328 от 16.04.2013 под заголовком: Не сошлись телами

«Обнаженные. От мрамора к фотографии»: Совместная выставка Пушкинского музея и журнала Vogue не сложилась

Выставка «Обнаженные. От мрамора к фотографии» – совместный проект Пушкинского музея и журнала Vogue. Вопреки надеждам и собранным шедеврам она оказалась некрасивой и не стильной
Скульптуре Майоля фотография не мешает
С.Портер / Ведомости

Невозможно, кажется, но выставка старейшего журнала мод, для которого всегда снимали лучшие фотографы, и почтеннейшего художественного музея получилась провинциальной и плохо организованной. Несмотря на то что журнал обладает огромным архивом, а музей не только предоставил на выставку несколько своих шедевров, но и выписал из Санкт-Петербурга одну из лучших картин раннего русского модернизма – портрет голой Иды Рубинштейн, написанный восхищенным Валентином Серовым.

Возможно, именно этот притягательный, вдохновенный портрет выставке показан. Сухое, почти бесполое, словно готовое взлететь, длинноногое тело танцовщицы предвосхищает будущее. Такие, не имеющие форм, только линии, женщины будут считаться модным идеалом на протяжении почти всего ХХ века. Большинство моделей на фотографиях из коллекции Vogue именно такие – худые и сильные, а многие еще и агрессивные: наступательная сексуальность также сто лет в моде.

Выставка, по словам ее куратора, заведующей отделом фотографии Пушкинского музея Ольги Аверьяновой, выстроена на рифмах живописных и фотографических произведений. В качестве примера она указала на «Обнаженную» Огюста Ренуара и голую Клаудию Шиффер на большой фотографии Патрика Демаршелье.

Рифмуются они очень не точно, жестом, сложенными руками, прикрывающими грудь. Но ренуаровская живопись – густая, розовая, воздушная, объемная, томно чувственная – прямо противоположна легкой, плоской черно-белой фотографии, и формальная рифма тут совсем не важна. Окончательно губит сравнение контраст тел полной, зрелой живописной брюнетки и молодой, стройной, весело косящей глазом фотографической блондинки.

Возможно, модную фотографию прошлого века надо было сравнивать только с живописью нового времени. Даже тоненькая героиня «Девочки на шаре» Пикассо тут очень в тему – все тем же влекущим соединением хрупкости и выносливости, но ее на выставку не взяли, она не ню – в трусах и майке. На самом деле полная рифма к Ренуару на выставке есть – загадочно дымчатая, романтичная фотография Сары Мун, – но она небольшого формата, и только одна.

Как ни старались рифмовать авторы выставки, живопись со скульптурой и фотография существуют на последнем этаже Галереи искусства стран Европы и Америки сами по себе, да еще и в тесноте, как будто в коммуналке.

Журнал подробно рассказывает историю изменений в съемке обнаженной натуры, и примеры разностильных фотографий плотно занимают стены: вот антигламур феминистки Нан Голдинг, вот Франко Рубартелли, живописно снявший модель Верушку в образе выходящей из воды богини, вот Джек Робинсон, графично представивший чернокожую красавицу. Мраморный античный торс, возрожденческий портрет Форнарины Джулио Романо, таитянская красавица Поля Гогена и прекрасная телом бронзовая женская фигура Аристида Майоля с фотографией не дружат. Они другой природы – самодостаточны и впрямую к зрителю не обращаются в отличие от фотографии.

Доморощенной, какой-то самодельной делают выставку прикрепленные кое-где поэтические цитаты. Все они из багажа среднестатистического любителя поэзии почтенного возраста, заезженные. К тому же интимная лирика по определению сокровенная и не пара демонстративной публичности модной фотографии. «Быть женщиной – великий шаг, сводить с ума – геройство», – написано рядом с ироничной фотографией Инес и Винода, где модель Марианна Шредер наглым жестом распахивает блузку, выпячивая голую грудь, – смешно.

Думаю, именно несоответствия губят выставку с выигрышным зрелищным материалом на интересную, важную и даже актуальную тему. Красота и гармония в начале прошлого века почти совсем ушли из живописи и скульптуры – в кинематограф, дизайн, фотографию. И, казалось бы, именно они должны пополнять традиционные музеи, храмы прекрасного, а не современное искусство, чуждое гармонии, пренебрегающее пластикой. Гламурной фотографии лучших фотографов, подлинных художников, проникновение в музей обязательно, иначе она останется только в журналах – символах вышедшего из моды демонстративного потребления. Но встреча классического музея и модной фотографии должна быть хорошо организована.

До 23 июня

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать