Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов
Статья опубликована в № 3336 от 26.04.2013 под заголовком: Со штангой не шутят

Криминальная комедия «Кровью и потом: анаболики»: Майкл Бэй взялся за штангу

В криминальной комедии «Кровью и потом: анаболики» (Pain & Gain) постановщик «Трансформеров» Майкл Бэй пытается шутить как Коэны и Тарантино, но шутки выходят тяжелыми
В больнице герои пытаются маскироваться под докторов, но бицепсы-то куда девать?
OUTNOW.CH

По четвергам я хожу в кино на утренние сеансы – и чувствую себя идиотом. Это особый род стыда: покупать билет на боевик с Джейсоном Стэтемом, кровавый ад с бензопилой или комедию про блондинок и смотреть кино в пустом зале, где сидят еще два-три человека, по неведомым, но, очевидно, драматическим причинам променявшие работу или здоровый утренний сон на вот это, вышедшее сегодня во всех кинотеатрах страны.

А как трудно признаться в окошечко кассы: «Один билет на «Кровью и потом»!

Но что делать. Я сказал в окошечко стыда именно это. И узнал, как велик и могуч режиссер Майкл Бэй. На сеансе в 10 утра был полный зал.

И это не был полный зал культуристов с белковыми коктейлями. Это был полный зал людей, считающих, наверное, что культуристы – смешные. Лёлеки-Болеки, анаболики.

Сначала они и правда посмеивались над сюжетом, основанным на реальной истории, случившейся в Майами в середине 90-х. Здоровяк Марк Уолберг играл тупого, суперздоровяк Дуэйн «Скала» Джонсон – еще тупее. Рядом бегал щуплый на их фоне афроамериканец Энтони Маки, у его героя из-за стероидов была эректильная дисфункция, а еще он любил тучных женщин, чем не комедия? Эти трое из фитнес-центра затеяли похищение ушлого типа, который хвалился, что умеет переводить деньги в офшоры и не платить налоги. У жертвы (Тони Шалуб) оказался крайне гнусный характер, поэтому поначалу происходящее напоминало вариацию на тему «Вождя краснокожих» О'Генри, только с пожилым пройдохой вместо малолетнего шалуна.

А потом одного второстепенного персонажа убили штангой. И как на это реагировать, если фильм сняли не Коэны, не Тарантино, а повелитель высоких бюджетов Майкл Бэй, было не очень понятно. Зал ахнул и притих. У Бэя убийство штангой не смешно. Хотя что может быть смешнее в комедии про культуристов? И отстреленный палец – не смешно (даже если скормить его декоративной собачке), потому что Бэй не Такеши Китано.

И весь последний час долгого фильма я думал только об этом: отчего же не смешно. Хотя Дуэйн Джонсон смешной. И Тони Шалуб смешной. И то, что каждый из культуристов-вымогателей, оказавшись в сложной ситуации, хватает что-нибудь тяжелое и начинает прокачивать любимую группу мышц, тоже смешно придумано. Но после убийства штангой не работает даже шутка со сломавшейся в самый дикий момент китайской электропилой.

Может быть, дело в том, что Майкл Бэй видит смешное и чудовищное не одновременно (как умеют настоящие комедиографы), а последовательно. Никакого слияния и взаимного проникновения жанров не происходит. Сначала герои «Кровью и потом» – комические идиоты, затем – кровавые идиоты. А к финалу из их истории выводится мораль.

После Коэнов и Тарантино это так же удивительно, как полный зал в 10 часов утра.

В прокате с 25 апреля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more