Статья опубликована в № 3342 от 13.05.2013 под заголовком: За что эколог пострадал

«Враг народа» в Театре им. Маяковского: За что эколог пострадал

Ибсеновский «Враг народа» в Театре им. Маяковского выглядит таким злободневным, что кажется – команда авторов отнеслась к постановке как к митингу, на который стыдно не пойти
Персонажи Ибсена стали типичными героями нашего времени
C. Бобылев / ИТАР-ТАСС

Это второй спектакль, поставленный в Маяковке недавним выпускником ГИТИСа Никитой Кобелевым, на которого худрук Миндаугас Карбаускис, похоже, сделал серьезную ставку. В дебютной «Любви людей» по пьесе Дмитрия Богославского Кобелев повел актеров от чернухи бытового сюжета к трагедии. Во «Враге народа» по пьесе Ибсена двинулся в обратном направлении. История доктора Стокмана, противостоящего большинству и в одиночку постигающего истину, отошла на второй план. На первом же оказались актуальные предлагаемые обстоятельства: уникальная водолечебница отравлена сточными водами заводов, а перестройка водопровода сильно ударит по коммерческим интересам властей и инвесторов бурно развивающегося городка-курорта. Актуальнее для России, с ее сочинской стройкой и Химкинским лесом, не придумаешь – а между тем пьесе уже 131 год и первым российским Стокманом был не кто иной, как Константин Станиславский.

Но авторам спектакля этого показалось мало – и драматург Саша Денисова перевела Ибсена на язык закипающего российского общества образца ранних 2010-х. Просто курорт стал курортом федерального значения, учительница завела экологическо-правовой блог, редактор местной газеты превратился в главу медиахолдинга, а владелец типографии – в председателя ассоциации малого и среднего бизнеса. К отравленной водолечебнице добавился вырубленный лес, мешающий дорогам, а доктору Стокману, в гневных речах которого «чернь» стала «быдлом», вместо окон разбили голову. Благородный капитан Хорстер, что предложил опальному ученому зал для обнародования своих открытий, а затем и кров, из спектакля исчез вовсе, а Стокман, задумавшийся об отъезде, начинает мечтать о космосе – и вправду, на Земле от общества потребления, готового приближать смерть ради сиюминутной выгоды, убежать некуда.

Антураж спектакля обыгрывает модный мотив виртуально-медийного пространства. Художник Михаил Краменко превратил сцену в единую панель экранов, а домик Стокмана (он же – редакция «Народного вестника») напоминает вертящийся телеящик. Разумеется, есть эпизод ток-шоу.

Словом, новый «Враг народа» изобретателен и внятен, но это изобретательность и внятность плаката. И вся команда работает на эту прямолинейную актуальность и доходчивость, в особенности два главных героя, два антипода. Игорь Костолевский в роли мэра даже и не думает быть адвокатом своего героя, импозантно подчеркивая его чудовищность, а Алексей Фатеев в роли доктора Томаса Стокмана доказывает, что у тошноты совестливого человека есть масса оттенков – от сиюминутной до экзистенциальной. Но если Ибсен позволил своему герою осознать силу абсолютного одиночества, то наши современники констатировали: один в поле (правый в своих убеждениях, но нелепый в формах борьбы) обречен на гибель.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать