Стиль жизни
Бесплатный
Олег Зинцов

Каннский фестиваль - 2013: Кражи драгоценностей не впечатлили публику

Тема роскоши и воровства возникла в Каннах параллельно на фестивале и в новостях: пока зрители Каннского фестиваля смотрели «Великого Гэтсби» База Лурмана и «Элитное общество» Софии Копполы, из дорогих отелей похищали драгоценности Chopard и de Grisogono
Золотая ветвь Каннского фестиваля, произведенная Chopard
Chopard Instagramm

Тема роскоши и воровства возникли параллельно в программах Каннского фестиваля и в новостях вокруг него. На официальном открытии показали сделанную Базом Лурманом экранизацию “Великого Гэтсби”, в которой Гэтсби (Леонардо Ди Каприо) закатывал шикарные вечеринки. А конкурс “Особый взгляд” начался с фильма Софии Копполы “Элитное общество”, основанного на реальной истории о том, как лос-анджелесские подростки забирались в дома кинозвезд и воровали там дизайнерскую одежду и украшения. Новость о краже украшений ювелирного дома Chopard из сейфа каннского отеля Suite Novotel оказалась такой точной рифмой к этим двум фильмам, что многие сочли ее фиктивной, тем более что Chopard – один из спонсоров фестиваля.

Но через несколько дней украли украшение из коллекции другого швейцарского ювелирного дома – de Grisogono, и это уже не казалось рекламой каннских фильмов.

Подробности громких краж пока скупы. У Chopard 16 мая украли браслет и сережки стоимостью $1,4 млн. Драгоценности, исчезнувшие вместе с сейфом, который был вмонтирован в стену отеля, предназначались для знаменитостей: они берут украшения в аренду для вечернего появления на красной дорожке главного каннского зала «Люмьер», где проходят официальные премьеры конкурсных картин. Le Monde пишет, что украшения были представлены в рамках совместного проекта Chopard и Alliance for Responsible Mining под названием Jorney. Цель проекта – показать озабоченность luxury-компаний социальными и экологическими проблемами. Браслет и сережки были изготовлены из материалов, добытых в колумбийских и эквадорских шахтах, которые сертифицированы как Fairmined, что подразумевает справедливое вознаграждение шахтерам. В предыдущей акции такого рода, проходившей под лозунгом сохранения тропических лесов, принимала участие компания Gucci, представившая коллекцию сумок из материалов, изготовленных в соответствии с новейшими экологическими стандартами.

Вторая громкая кража случилась на пике фестиваля – 21 мая. На вечеринке в отеле Du Cap-Eden-Roc в Антибе демонстрировали коллекцию из 20 моделей украшений в честь 20-летия швейцарской компании de Grisogono. Из звезд на ней отметились Шерон Стоун и Пэрис Хилтон (одна из жертв подростков, залезавших на виллы знаменитостей в фильме Копполы). De Grisogono выставила 80 охранников, за правопорядком следили также местные полицейские и служба безопасности отеля. Несмотря на эти меры предосторожности, исчезло колье стоимостью 2 млн евро. Основатель компании Фаваз Груози заявил Reuters Television, что не понимает, как это произошло, но украли одну из самых красивых вещей коллекции. Полиция «проводит расcледование», подробностей пока нет.

Воруют, однако, не только у ювелирных домов. Французская Telerama сообщает, что во время фестиваля вынесли ценности из съемной квартиры китайского продюсера Цзян Квана, приехавшего представлять режиссерскую работу Кеану Ривза «Человек тай-чи», показанную на кинорынке, который проходит параллельно с каннским конкурсом.

На вопрос, как эти новости влияют на атмосферу фестиваля, можно ответить коротко: никак. Каннский кинофестиваль – событие в первую очередь профессиональное и только потом уже светское. Здесь обсуждают фильмы, а не то, кто прошел по красной дорожке и во что был одет. В главный фестивальный зал «Люмьер» только по вечерам чинно поднимается фрачная публика, а ранним утром по той же красной дорожке бодрым аллюром взбирается международная кинопресса, которой светская суета вокруг фестиваля глубоко безразлична, потому что никак не влияет на историю кино. А лучшие конкурсные фильмы эту историю определяют. Да и вечерняя фрачная публика – не только истеблишмент. Билетов на каннские показы не бывает в принципе, участники и гости проходят на них днем по аккредитациям, а вечером по приглашениям, которые, если вы не участник съемочной группы конкурсного фильма и не кинозвезда, можно получить лишь по той же самой фестивальной аккредитации. Поэтому по утрам у выхода из дворца фестивалей много людей, выпрашивающих приглашения. Некоторые приезжают на один день на конкретный фильм. Кажется, кроме Каннов, больше нигде не увидишь человека в смокинге и с дорожным рюкзаком. Но здесь это типичный персонаж.

Каннский фестиваль всячески демонстрирует, что избранность – это не только богатство. В пробке около дворца фестивалей среди бесконечных «Порше» стоят «Феррари» и «Ламборгини», в этом году там томился даже «Бугатти Вейрон», водитель которого терпеливо ждал, пока полицейский пропустит пешеходов, всех этих странных людей в смокингах, вечерних платьях и с рюкзаками, жаждущих приобщиться к истории кино если не изнутри, оценивая конкурсные фильмы, то хотя бы снаружи, глядя на поднимающихся по красной дорожке сегодняшних кинозвезд и главных киноавторов завтрашнего дня.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать