Евгений Зуенко: Памяти Мичурина

Почему Мутко первым понял, что спорту пришло время затягивать пояса

Российский министр спорта - человек редкого хладнокровия. Удары судьбы вообще мало кто переносит стоически, а финансовые потери тем более. Однако же г-н Мутко явил миру чистейшего нестяжательства чистейший образец: вице-премьер Шувалов шумно и демонстративно лишил Виталия Леонтьевича контроля за несколькими сотнями миллиардов рублей, но г-н Мутко и бровью не повел. Собрал журналистов и сообщил им, что все свершения вице-премьеров суть суета сует, чемпионату мира быть, а если кто думает иначе, так он ошибается и всей картины не видит.

Вообще этот случай, конечно, заслуживает самого серьезного изучения. На чемпионат мира 2018 года просили сперва 600 млрд, потом 1,3 трлн рублей, а в итоге Шувалов готов выделить жалкие 250 млрд. Многие бы не сдержались, но не В.Л. Мутко. Столь спокойное отношение к секвестированию бюджетов редко встречается даже среди чиновников федерального уровня, а уж в мире российского профессионального спорта подобных примеров и не вспомнить.

Можно сколь угодно долго рассуждать о том, что первоначальные запросы на полтора триллиона верстались как раз в расчете на встречу с таким вопиющим равнодушием к судьбам российского спорта, какое демонстрирует вице-премьер Шувалов. Одна инстанция уполовинит заявку, другая еще отрежет - глядишь, к финалу как раз нужная сумма и останется. Можно ссылаться на традиционные хитрости региональных властей, когда в смету стадиона включаются еще и стоимость дороги к нему (а заодно еще и вокзала, аэропорта и дачи вице-губернатора). Но если быть до конца честными, то следует признать, что время мегаломании попросту миновало. Триллионов больше не будет, да и за миллиарды придется пободаться.

Мегаломания и неуемное желание воткнуться в любую бочку - вот что отличало высшую спортивную политику России в последнее десятилетие. На том уровне щедрости предложений, который демонстрировала Российская Федерация, нет больше никого, кроме пары арабских эмиратов. Чемпионат мира по футболу в стране, не имеющей ни одного стадиона, соответствующего международным требованиям, зимняя Олимпиада на курорте, где лыжи видели лишь по телевизору, трасса «Формулы-1» там, где автоспорт отсутствует как класс, - во всех этих проектах видна мощная мичуринская вера в то, что даже на осине может прорасти апельсин, если хорошенько удобрить дерево дензнаками. Однако ни нефть, ни газ, ни Стабфонд, ни пенсионные накопления не вечны и не безграничны.

Как видно, российский министр спорта отличается не только редкостным хладнокровием, но и трезвым взглядом на мир. Кажется, он первым из спортивных чиновников уловил главный тренд текущего момента: семь лет тучных уже миновали, пришло время затягивать пояса.

Олимпиада и чемпионат мира по футболу - это ладно, они все равно состоятся, чтобы там ни думали вице-премьеры. Но публичная дискуссия о 250 миллиардах имеет и другой смысл. Если министр не может отстоять даже бюджет на строительство представительских стадионов, то на что же должны теперь рассчитывать остальные? Когда президенты федераций велоспорта, плавания и стрельбы из лука попытаются доказать Минфину необходимость профинансировать сборы их спортсменов в предгорьях Альп, какими аргументами они должны будут поразить сердца чиновников финансового блока? Цитировать ломоносовское: «Огромную ошибку те делают, Шувалов, которые стекло чтут ниже минералов»? Вряд ли поможет.

В публичной перепалке вице-премьера и министра спорта есть только один смысл: уточнение правил игры. Сказано: денег в бюджете нет. Кто хочет, пусть зарабатывает сам. Интересно будет посмотреть, как это у кого получится.

Автор - главный редактор журнала PROспорт

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать