Стиль жизни
Бесплатный
Ксения Болецкая
Статья опубликована в № 3365 от 14.06.2013 под заголовком: Кино как религия

Александр Роднянский написал книгу о том, как это - быть продюсером в России

Эпоха великих режиссеров заканчивается, а функция продюсера, напротив, становится более значимой: именно продюсер оказывается главным и единственным центром принятия решений в кино, пишет в своей книге Александр Роднянский.

Роднянский – один из самых известных российских продюсеров и единственный из наших, кто системно продюсирует голливудские картины маститых режиссеров. Свою профессию он знает досконально. И умеет о ней рассказать.

Его книга не совсем биография, не совсем практическое пособие, не совсем исторический опус о российском кино и телевидении, не совсем философский трактат о том, как сильно они влияют на каждого из нас. Больше всего она приключенческий роман, путешествие продюсера Роднянского по морям и океанам теле- и киноисторий, своих и чужих.

Роман с неожиданными поворотами и «судьбоносными случайностями». Нарочно так не придумаешь: снять первую картину о «научных разработках в черной металлургии и препятствиях в их внедрении» («Вечерами после свершений», 1987 г.), а потом стать продюсером «Елены» Андрея Звягинцева и будущего сиквела «Города грехов» Роберто Родригеса.

Но эта легкость повествования обманчива. Роднянский обстоятельно рассказывает, как отбирал ведущих на свой первый большой телевизионный проект – украинский канал «1 + 1». Объясняет, что исторический сериал «Бедная Настя» стал таким успешным, потому что точно попал в ожидания аудитории CTC. И почему Comedy Сlub, несмотря на свою сверхпопулярность, никогда бы не смог появиться в эфире CTC. Расписывает по шагам рекламную кампанию «9 роты» и появление названия фильма «Жара» – его невольно придумала Светлана Бондарчук, жена Федора Бондарчука. Почти завистливо указывает время, которое уходило у американской операторской группы на то, чтобы переставить свет на съемках «Машины Джейн Мэнсфилд», – 17 минут, а не «восемь часов, т. е. целую смену, как иногда у нас».

Роднянский довольно близко подпускает к себе читателя. Описания профессиональных поражений и неудач тут не менее детальны, чем описания успехов. Руководители российских новостных каналов в силу понятных причин оставят при себе истории своих компромиссов с властью, и Роднянский открывает шторку на внутреннюю кухню соседей. Расписывает, как политика захлестнула украинский «1 + 1», который в итоге стал рупором пропаганды Кучмы. Размышляет, почему треснули его отношения с CTC в конце 2006 г. Наконец, методично выводит рецепт неуспеха «Обитаемого острова»: фанатичная преданность первоисточнику, роману Стругацких.

Выводы Роднянского о нашем кино неутешительны. Царящая в российском кинобизнесе атмосфера развращает: отношения тут важнее, чем коммерческий потенциал проекта. Американское кино гораздо эффективнее – оно принадлежит зрителю. Не важно, авторский ли это проект великого режиссера или коммерческий фильм-аттракцион, понравится ли он власти или нет, главное – купит ли на него билет зритель. Конкурировать с американским кино в России могут только самостоятельные, творческие люди, чувствующие аудиторию. Их путь – создание независимых кинокомпаний и фильмов, которые пересекают границы русскоязычного мира. И вера – в историю, в проект, в человека. Кино как религия, понимаете?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать