В «Шереметьево» открылся пункт борьбы с аэрофобией

Спецкор «Пятницы» узнал, как победить полетные страхи прямо в аэропорту
А.Махонин / Ведомости

Вероятность разбиться – 1 к 12 000 000. А самолет можно посадить не только с выключенными двигателями, а вообще «с выключенным всем»

На первом этаже терминала «Е» двое юношей бережно укрепили над дверью с табличкой «Центр предполетной психологической помощи» арку из белых и оранжевых воздушных шаров. Пока еще закрытую дверь центра охранял его создатель Алексей Герваш – молодой мужчина с круглым лицом и в пиджаке с золотыми пуговицами. Съехавшиеся на открытие корреспонденты вполголоса пересказывали друг другу его биографию. Покинув Россию в 16 лет, Герваш научился водить самолет, поработал гражданским пилотом в Израиле, изучил психологию в Иерусалимском университете и открыл на родине центр по борьбе с аэрофобией «Летаем без страха». Говорят, исцелил пять тысяч человек.

Со стороны за происходящим наблюдал хмурый старик в ветхом костюме. Я подошел к нему.

– Омари Сергеевич, – представился старик.

– Боитесь летать? – спросил я.

– Не боюсь – денег нет.

– А если бы были?

– Если бы и были, чего летать? Везде террористы. Во Внукове на днях в шасси мертвого негра нашли. Оказалось – грузин. Да ну... – старик махнул рукой и замолчал.

Наконец возле бело-оранжевой арки показались партнеры нового центра: гендиректор авиакомпании «Трансаэро» Ольга Плешакова и заместитель гендиректора аэропорта «Шереметьево» Владимир Буряк.

– Сегодня замечательный день, – заговорил Буряк в микрофон. – Потому что мы вместе запускаем этот проект. Совместное лечение аэрофобии – это здорово! Это еще один шаг к удобству наших пассажиров.

Алексей Герваш продолжил: аэрофобия зреет во многих пассажирах, но часто прорывается лишь за пару дней до полета, когда времени на лечение уже нет. Им-то и пригодится новый экспресс-кабинет: он дает не лечение, подчеркнул Алексей, а помогает облегчить перелет.

Улучив момент, я спросил у Плешаковой: почему, собственно, компания «Трансаэро» работает с центром Герваша? Гендиректор ответила, что это прекрасный метод цивилизованной борьбы со страхом. У «Трансаэро» 70% рейсов – дальние, и народные методы часто приводят к печальным результатам. Плешакова добавила, что партнерство с центром Герваша, да еще в совокупности с «маршалами», которые летают у них на рейсах, показывает прекрасные результаты: «количество инцидентов упало в разы».

Позже я звонил пиар-директору «Аэрофлота» Андрею Согрину, интересовался его мнением насчет экспресс-кабинета. Тот ответил, что ему реально смешно. «Полетные страхи, – объяснял он, – возникают именно когда человек уже ступил на борт самолета. В «Аэрофлоте» на помощь приходят бортпроводники, которых специально учат оказывать психологическую помощь. Кроме того, у нас есть люди в штатском, которые ходят по залам аэропорта и заранее высматривают пассажиров с тревожными, скажем так, настроениями».

– Прошу! – Алексей сделал приглашающий жест, и толпа журналистов устремилась, наконец, в кабинет предполетной помощи. Большую часть комнатки в серо-голубых тонах занимали два ряда самолетных кресел, разделенных перегородкой, на боковой стене – иллюминаторы. Герваш усадил гендиректора «Трансаэро» на первый ряд, перед двумя плоскими мониторами. Надев на Плешакову наушники, он принялся объяснять методы воздействия на нервных клиентов. Многим помогает адекватно поданная информация, убеждал Алексей. Люди не понимают, что перемещение по воздуху – это самый безопасный вид жизнедеятельности. Вероятность разбиться – 1 к 12 000 000. А самолет можно посадить не только с выключенными двигателями, а вообще «с выключенным всем». Эти успокоительные сведения содержатся в видеокурсе «Летаем без страха», который можно посмотреть совершенно бесплатно. Если после этого страх не отступит, продолжал Герваш, клиент может пересесть во второй ряд кресел: здесь, уже за деньги, он попадает в руки психолога и проходит с ним несколько тренировочных «взлетов».

Для наглядности Герваш щелкнул пультом дистанционного управления, и комната наполнилась ревом и грохотом. Кресла задрожали, свет погас, в иллюминаторах на стене замелькали зимние виды рулежной дорожки («Хабаровск», – пояснил Алексей). Плешакова без всякого страха наблюдала за взлетом, заместитель же гендиректора «Шереметьево» даже не смотрел в иллюминатор.

– Вы забыли нас пристегнуть, – заметил он, когда шум стих.

– Это к бортпроводникам, – отшутился Герваш, хотя Буряк был прав: у кресел почему-то отсутствовали ремни.

Пока партнеры тренировались, в другом углу комнаты журналисты пытали коммерческого директора центра «Летаем без страха» Михаила Смирнова.

– Сколько будет стоить консультация психолога?

– От трех до пяти тысяч рублей.

– В час?!

– Ну да. А что?

– А какие упражнения он будет давать во время тренировочного взлета?

– Я не могу этого сказать. Мы этого не рассказываем.

– Ну все-таки?

– Это контроль над физиологией тела!

– А я лично паспортный контроль ненавижу, – вдруг сказал кто-то. – Если бы вот такой тренажер сделать.

– А я боюсь на самолет опоздать, – откликнулся другой. – Кто мне поможет?

По окончании демонстрации я подошел к Гервашу:

– Вот у вас консультация психолога стоит от трех тысяч. Вам не кажется, что за эти деньги проще купить бутылку виски?

– Тут есть бесплатные услуги, – терпеливо напомнил Герваш. – Многим вполне достаточно видеокурса. Я плачу за аренду помещения, тут кондиционированный воздух: сиди, смотри, учись. Мало тебе – плати за консультацию. Да, дорого. Но я считаю, что квалифицированная работа и должна стоить дорого, как во всем мире.

– Скажите, Алексей, – спросил я, – куда вы советуете улететь, чтобы было не так страшно?

– Из России-то? Куда-нибудь подальше. Я Израиль выбрал. Мне там спокойнее, чем здесь.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать