Статья опубликована в № 3372 от 25.06.2013 под заголовком: Никому не чужие

«Чужие?» – книга о неофициальном советском искусстве

«Чужие?» Екатерины Бобринской – научное исследование о неофициальном советском искусстве. Потребность в нем, однако, практическая

Екатерина Бобринская демонстративно не употребляет к художникам, о которых пишет, привычное «нонконформисты». Эти люди, поясняет она свою позицию, существовали в двойной реальности – занимались личным, не одобренным свыше, поиском в искусстве и одновременно вполне комфортно существовали в социуме. Не все, конечно, хорошо зарабатывали иллюстрированием детских книг и были членами Союза художников, но и антисоветчиками, борцами с режимом называть их невозможно.

Бобринская, безусловно, права, но выставки и книги и по сей день представляют неофициальное советское искусство именно так. Видимо, лень подумать, как можно иначе. Легче, когда речь идет о понятии «московский концептуализм», ставший, как подчеркивает Бобринская, брендом и имеющий собственных летописцев и толкователей (она, правда, с ними не во всем согласна). Еще выделяют советский поп-арт и соц-арт, но чаще всего сегодня художников неофициального искусства предъявляют персонально. Как феноменов, без стилевых определений – Эрик Булатов, Оскар Рабин, Дмитрий Краснопевцев. Тем более, это во-первых, творческая жизнь некоторых не кончилась после падения СССР. И многие, об этом пишет Бобринская, выбирали, изобретали исключительный свой путь в искусстве. Так противопоставляя себя обязательному коллективному, неизбежному коммунальному.

Не употребляет доктор искусствоведения, получившая научную степень за исследование русского авангарда 10-х – 20-х годов, и другое некогда популярное определение – «второй авангард». Хотя рассматривает героев своей книги как художников модернизма, официально не признававшегося в стране, где они жили, искусством настоящего. Почему не употребляет, не объясняет, возможно, из-за ученой щепетильности, не позволяющей обобщать слишком разные творческие и человеческие индивидуальности, выбравшие разные жизненные и художественные стратегии.

Что же до названия книги, то можно предположить – его нашел издатель, надеющийся аллюзией на популярный фильм привлечь побаивающихся ученых текстов.

Таким, боюсь, читать «Чужие?» будет тяжело, хотя и полезно, – книга, кстати, хорошо иллюстрированная и элегантно изданная, читается не то чтобы с увлечением. Ничего захватывающего – только серьезная искусствоведческая работа по определению места художников неофициального советского искусства в модернизме ХХ века. Вписывание нашего феномена в общую историю искусства как его часть. Своеобразную, особенную, обусловленную советскими жизненными обстоятельствами, отчего исключительно ценную. В том числе и как опыт внутренне и творчески свободного существования в условиях максимально неблагоприятных для свободного творчества.

Можно, однако, читать книгу и по главам, в каждой дан подробный анализ произведений художников – Василия Ситникова и Гриши Брускина, Владимира Яковлева и Михаила Рогинского, Бориса Михайлова и Александра Арефьева – героев не только советского андеграунда, но и сегодняшней художественной жизни.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать