«Тихоокеанский рубеж» выходит на экраны

В новом фильме Гильермо дель Торо гигантские роботы сражаются с гигантскими монстрами

Чудовища-исполины, обладающие паранормальными способностями, безжалостны к человечеству – но и оно не лыком шито

Гигантские монстры против гигантских роботов – казалось бы, все сразу ясно. Любители летних блокбастеров при одном взгляде на постер и трейлер опознают позывные «Морского боя» или «Трансформеров» и побегут в кино, запасшись двойной порцией поп-корна. Остальные пожмут плечами и останутся дома: заведомая глупость, смотреть не на что. Но в титрах «Тихоокеанского рубежа» значится имя самого изобретательного режиссера современного Голливуда, создателя «Лабиринта фавна» и двух фильмов о Хеллбое – Гильермо дель Торо. Его уникальный дар способен привлечь синефилов или, наоборот, оттолкнуть привычную к мейнстримным штампам публику. От него никогда не знаешь, чего ждать.

«Тихоокеанский рубеж» – первый фильм дель Торо с бюджетом под двести миллионов долларов, и, увы, он может оказаться последним, если сборы будут недостаточно внушительными. В этом случае нам не увидеть ни «Хеллбоя 3», ни «Хребтов безумия», ни других амбициозных и безумных проектов мексиканского визионера. Это и в самом деле рубеж. После нескольких аннулированных фильмов, в числе которых был «Хоббит» (дель Торо провел с ним несколько лет, но потом не выдержал столь долгого простоя и уступил его Питеру Джексону), режиссер пошел ва-банк – взялся за заказной студийный блокбастер, вложив в стандартный сценарий весь свой креативный пыл. Теперь дело за зрителем.

Уже первые кадры забрасывают нас в будущее. Земля трещит под натиском врага, пришедшего не из космоса, как ожидалось, а со дна океана (здесь явная отсылка к прозе Лавкрафта, которую дель Торо мечтает экранизировать чуть ли не с детства). Там образовалась таинственная трещина, прореха между измерениями, откуда в наш мир пришли Кайдзю. Чудовища-исполины, обладающие паранормальными способностями, безжалостны к человечеству – но и оно не лыком шито: люди создали огромных роботов, назвав их Егерями, и отправили тех на охоту за монстрами. Чтобы добавить в интригу чуть-чуть человеческого, Егерей населили пилотами; каждый из них управляется парой людей, связанных ментальным мостом, дышащих и действующих как единый разумный организм.

После короткой предыстории войны начинается последняя схватка четырех уцелевших Егерей с почти победившими Кайдзю. Ей и посвящен фильм. Россиянам наверняка будет приятно узнать, что наряду с австралийским и китайским роботом до последнего рубежа дошел Егерь из РФ, управляемый невозмутимой парой – противоестественно-блондинистыми викингом и валькирией по имени Алексис и Саша Кайдановские: можно побиться о заклад, что дель Торо любит фильм «Сталкер». Но, конечно, в итоговом поединке на дне Тихого океана примет участие американский робот. Правда, управлять им наравне с героем из США (дюжий Чарли Ханнэм) будет бравая японка (Ринко Кикути, первая гражданка Японии с «оскаровской» номинацией, полученной за фильм «Вавилон»).

У этого зрелищного, впечатляюще снятого (оператор – Гильермо Наварро), перенасыщенного сценами невиданных единоборств фильма есть только один ощутимый минус: явственное безразличие автора к роду человеческому. Исключение он готов сделать для единиц – таких как Ганнибал Чау, контрабандист в золотых ботинках и красном пиджаке (Рон Перлман, близкий друг дель Торо и его постоянный актер), или пара безумных фриков-ученых. Один из этих очкариков в канун последнего боя удумал невероятное – прочесть мысли Кайдзю и понять логику их действий. Похоже, этот чудак – альтер эго самого Гильермо дель Торо, тоже пожизненного очкарика. Чудовища всегда нравились ему больше людей. Каждый Кайдзю нарисован и оживлен с такой нежностью, таким тщанием и любовью, что перекачанным красавцам и красавицам, прячущимся от честного поединка в стальной груди Егеря, остается им только позавидовать.

Гибель Кайдзю – каждый экземпляр единственный в своем роде, с каждым умирает целая вселенная – неизбежна, и при всей плачевной прямолинейности батальной интриги фильм полон эпической скорби. Она и превращает «Тихоокеанский рубеж» в нечто большее, чем обычный блокбастер: реквием по монстрам. Гильермо дель Торо сдал бы Землю без боя. А дай ему волю, снял бы то же самое кино с точки зрения Кайдзю, все-таки проникнув в мозг этих чудовищ и задержавшись там надолго. Да только кто ж ему даст.

С 11 июля в кинотеатрах города

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать