Стиль жизни
Бесплатный
Константин Мильчин

Как русские путешествовали 120 лет назад

Переизданы дореволюционные травелоги-бестселлеры Николая Лейкина
Цитата

Да у меня в Москве полная чаша, в четырнадцати комнатах с бабой и с детьми живу, шесть человек прислуги, глазом моргни, так со всех ног бросаются на услугу; у подъезда рысак в пролетке на резинах, а кучер на козлах, что твой протодьякон. А я потащился в Париж, чтоб за двадцать франков в день в двух паршивых каморках существовать, по шестьдесят три ступени под небеса отмеривать, на дурацких извозчиках трястись. Да у меня в Москве каждый приказчик вдвое лучше живет, чем я в Париже жил. Утром проснешься, звонишь, звонишь, чтоб к тебе прислужающий явился, – когда-то еще он явится! Самоваров нет, квасу нет, бани нет, о ботвинье и не слыхали. Собачья жизнь, да и что ты хочешь! Напился ихнего паршивого кофею поутру – беги на выставку. Бродишь, бродишь, ломаешь, ломаешь ноги – обедать в трактир, а не домой. Сидишь в ихнем трактире и думаешь: «Батюшки! Не накормили бы лягушкой...» Поешь – сон тебя так и клонит. Тут бы прилечь да всхрапнуть, как православному человеку подобает, а ты опять бежишь, бежишь неизвестно куда, в какие-то театры...

За границей им чаще всего не нравится: все неправильно, все не по-людски, но потом дома они будут долго хвастаться поездкой

Они практически не знают иностранных языков. Они очень много пьют. Они недоверчивы и в каждом встречном видят пройдоху и жулика, однако все равно неизбежно становятся жертвами мошенников. Они пугаются любого технического новшества. У них странное отношение к еде: то они требуют местные деликатесы, то удивляются, почему в Париже или Неаполе не найти «селяночки» и «нашей православной водки». Их отношение к иностранцам постоянно колеблется от обожествления до презрения. Они верят, что за деньги можно получить все, что, впрочем, не мешает им торговаться за каждый четвертак. Напившись, они задирают всех вокруг. За границей им чаще всего не нравится: все неправильно, все не по-людски, все непривычно, но потом дома они будут долго хвастаться, рассказывая о поездках. Они – это русские туристы 120 лет назад.

Николай Лейкин (1841-1906) издавал юмористический журнал «Осколки», в котором публиковал свои рассказы молодой Чехов, и сам писал прозу. Три тома приключений купца Николая Ивановича Иванова, «плотного, средних лет мужчины с округлившимся брюшком», и его жены Глафиры Семеновны, «молодой полной женщины», стали дореволюционным бестселлером. Эта книга и развлекала, и просвещала – прямо как современные туристические блоги.

В первой книге Ивановы, поплутав по Германии, добираются до Парижа, там они посещают Всемирную выставку, отовариваются в модном магазине, ругаются из-за того, что муж напился с отставной актрисой, наконец, через Вену возвращаются домой в Санкт-Петербург. Во второй книге они вместе с другом, купцом Конуриным, путешествуют по маршруту Париж – Ницца – Рим – Неаполь. В Ницце хорошо: там столько русских, что можно найти привычные закуски и водку. В Италии слишком много развалин. «Ежели в Риме ничего нет лучшего, кроме этих самых развалин, то, я думаю, нам в Риме и одни сутки пробыть довольно. <...> Вот отсюда сейчас поехать посмотреть папу римскую, переночевать да завтра и в другое какое-нибудь место выехать.

– Ах, боже мой! Да неужели вы думаете, что как только вы придете папу смотреть, так сейчас он вам и покажется! – воскликнула Глафира Семеновна.

– И, матушка! Можно так сделать, что и не в часы он покажется. На все это есть особенная отворялка. Вынуть эту отворялку, показать кому следует – сейчас и папу нам покажут.

Конурин подмигнул и хлопнуть себя по карману.

– Само собой... – поддакнул Николай Иванович. – Не пожалеть только пару золотых». В третьей книге супруги Ивановы через Белград и Софию отправляются в Константинополь.

Как выглядел туризм 120 лет назад? Путешествовали, понятное дело, в основном на поездах. Русских можно было опознать издалека, потому что они всегда таскали с собой огромные пуховые подушки. Европейцы либо обходились без них, либо покупали одноразовые перед поездом, соотечественники же предпочитали везти с собой из России. Также русские возили с собой небольшую печку, чтобы на ней разогревать воду, и запас чая: ведь за границей нет замечательного русского чая, без которого не жизнь.

На вокзале путешественников встречали кареты со швейцарами отелей: по прибытии поезда начиналась драка за клиентов. В общем, за 120 лет, по сути, мало что поменялось. Даже возможность похвастаться своими туристическими достижениями, как в социальных сетях, уже была. Отважный путешественник отправлял своему приказчику открытку следующего содержания: «Панкрат Давыдович! По получении сего письма прочти оное всем моим служащим в конторе, складах и домах моих, что я вкупе с супругой моей Глафирой Семеновной сего 4-16 марта с опасностью жизни поднимался на огнедышащую гору Везувий, был в самом пекле, среди пламени и дыма на высоте семисот тысяч футов от земли, и благополучно спустился вниз здрав и невредим».

Николай Лейкин. Наши за границей. – М.: Центрполиграф, 2013

Николай Лейкин. Где зреют апельсины. – М.: Центрполиграф, 2013

Николай Лейкин. В гостях у турок. – М.: Центрполиграф, 2013

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать