Статья опубликована в № 3392 от 23.07.2013 под заголовком: Эконевидаль

«Болотный клуб» на Авиньонском фестивале: Эконевидаль

«Болотный клуб» (Swamp Club) - самый странный и красивый спектакль Авиньонского фестиваля. Режиссер Филипп Кен выстроил на сцене целую экосистему
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Такое болото лучше любого курорта.
Martin Argyroglo / Vivarium Studio

Экосистема шевелится и дышит, но ей угрожает опасность. Среди осоки и камыша растет большой стеклянный куб - это и есть «болотный клуб», автономная арт-коммуна, где занятия искусством чередуются с успокаивающими спа-процедурами.

То ли лаборатория, то ли кружок по интересам, «болотный клуб» больше всего похож на сам театр Филиппа Кена - созданный им 10 лет назад Vivarium Studio. Его участников объединяют не только спектакли, но и выставки, совместные публикации. Недавно они выпустили несколько брошюр с постановочными фотографиями: «Простые мысли о присутствии природы в городском пространстве», «Размышления о конце света в костюме у моря». Многие персонажи Vivarium Studio кочуют из спектакля в спектакль. В Swamp Club актеры выступают под собственными именами.

Сюжет, если к «Болотному клубу» применимо это слово, состоит в том, что трое основателей коммуны принимают новых резидентов из разных стран - Польши, Исландии и Франции. Бегущая строка на разных языках транслирует распорядок дня. Реальные законы работы арт-резиденций проступают в фантастических деталях. Благодаря золотым копям под болотом художники могут вести благополучную изолированную жизнь в Swamp Club.

Юмор Филиппа Кена уютный и странный. Он идет откуда-то из французских комиксов и японских телешоу, только без закадрового смеха. Важным героем в Swamp Club становится туман - он то рассеивается, открывая в траве серых цапель, то неожиданно струей врывается в репетиционное пространство, смущая разместившийся здесь струнный квартет. Трудно объяснить почему, но это очень смешно.

Свои спектакли Кен сравнивает с «энтомологическими штудиями». Течение времени здесь размеренно. Вместо разговоров невнятное бормотание. Обитатели «Болотного клуба» спокойны и меланхоличны. Они копошатся, обмениваются незначительными фразами. За ними можно наблюдать как за пчелами. Или рыбками в аквариуме. Этот медитативный ритм напоминает о том, что возможность замедлить время, не спеша оглядеться по сторонам сегодня существует только в утопических пространствах (к которым, наверное, относится и Авиньонский фестиваль).

На болоте есть грот, и в нем живет гигантский крот. В интервью Liberation Филипп Кен так объясняет его появление: «Меня поразило, что в Японии для каждого социального страха есть свой монстр, будь то гигантская рыба или кальмар. У нас во Франции есть только волк и дракон. В Европе, где жил Иероним Босх, куда-то подевался весь его бестиарий».

Велик соблазн прочитать этот спектакль как культурологическое обобщение: европейская культура - болото, налаженная экосистема со своим тайным свечением, способная веками сохранять попадающие в нее предметы. Она приемлет чужое, но беззащитна перед внешней угрозой. С одной стороны, эта трактовка сомнительна, потому что Филиппа Кена всегда больше интересовала поэзия повседневности, чем риторика и политика. С другой - небезосновательна, потому что Кен утверждает, что, прежде чем придумал Swamp Club, долго смотрел на гравюру Брейгеля Patientia (в расписании арт-резиденции даже есть ее обсуждение). Есть версия, что Брейгель в аллегорической форме запечатлел на ней религиозные конфликты своего времени. Добродетель спокойствия, терпения и гуманизма перед лицом творящегося вокруг хаоса. Филипп Кен пытается сделать что-то похожее - молчаливо утверждает право на медленную жизнь в быстром мире.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more