Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Зимин

Алексей Зимин: Стол в небо

Отчего еда во многих аэропортах такая невкусная

В кафе рядом с дьюти-фри можно съесть только бургеры такого качества, что даже ларек с шаурмой покажется верхом гастрономизма

В бизнес-лаунже внутренних рейсов «Аэрофлота» в терминале D Шереметьева кормят сэндвичами, сделанными из пенопластового хлеба. Про начинку я вообще молчу. В международном бизнес-классе Домодедова самое съедобное - это картофельные чипсы из пачки. Конечно, там есть Wi-Fi, но стоит ли он тех денег, что берут за билеты?

Недавно я улетал из шереметьевского терминала E, там можно купить часы за десять тысяч евро и чуть ли не сумку Louis Vuitton без записи. При этом в кафе рядом с магазинами дьюти-фри, где продается такое богатство, можно съесть только бургеры и салат такого качества, что даже ларек с шаурмой на Курском вокзале покажется верхом гастрономизма. В Шереметьеве, Домодедове и Внукове шаурмы нет, увы. Там есть сетевая еда известных цепочек, которые соревнуются друг с другом - кто хуже адаптирует свою концепцию.

Я не говорю, что в мире в области авиаеды все устроено идеально. В парижском Шарль де Голле в лучшем случае тебе дадут чашку кофе с жирными сливками, в аэропорту имени Кеннеди города Нью-Йорка - салат «Цезарь» такой, что его постеснялись бы продавать на американской автозаправке. Я не говорю про римский Фьюмичино - одно из немногих мест в Италии, где нерегулярно готовят хороший кофе, на заправках в любой дыре лучше. Итальянцы вообще относятся к воротам в небо с гастрономическим презрением - случайная нервная публика, зачем выделывать перед ней коленца?

Но есть ведь и другие примеры. Мадридский Барахас, где можно найти филиалы мишленовских мест, аэропорты Копенгагена, Цюриха, лондонский Хитроу, наконец, где есть сразу два паба Гордона Рамзи.

Кулинарная политика москов­ских аэропортов повторяет методы шопинг-моллов - они просто сдают пространства сетям или тем, кто готов платить за то, чтобы продавать салаты, сделанные на удаленной от аэропорта кухне, а как это все в итоге будет выглядеть - не важно. Вот и получается, что лучшим рестораном Домодедова до последнего времени был ирландский паб, единственным достоинством которого была возможность курить за столиком при полностью несъедобном меню. А теперь, когда курение запретили, достоинств просто не осталось.

Может быть, в дорогостоящем девелопменте, который представляет из себя строительство современных столичных аэропортов, имеет все-таки смысл думать не только об абстрактных арендаторах, но и создавать условия для того, чтобы в аэропорты приходили кулинарные операторы с идеями, отличными просто от того, чтобы продать как можно больше бутылок минеральной воды и рюмок коньяка?

В новых терминалах Шереметьева еще есть место, и управляющая компания еще может подумать, стоит ли кормить покупателей сумок Louis Vuitton третьесортными бургерами и салатами из пласт­массы в пластиковой упаковке?

Даже не будем говорить про полетную еду, особенно на внутренних рейсах - там в кулинарном смысле все доведено уже до выхолощенной идеи бутерброда без вкуса и запаха, но на земле, когда есть возможность поставить холодильник, плиту, живого человека, способного управляться с духовкой и сковородками, на земле ведь можно что-то изменить. В конце концов, переходя на высокопарный язык обобщений, аэропорты - это то место, по которому люди начинают судить о месте, куда они прилетели, и составляют себе окончательное мнение о месте, из которого улетают. И есть простой закон ресторанного бизнеса, согласно которому большой процент впечатления о ресторане состоит из дижестива и аперитива. Особенно из дижестива. Это так просто - сделать хороший кофе или кусок мяса на прощанье, зато какой эффект в пропагандистском смысле на будущее.

Автор - главный редактор журнала «Афиша-Еда»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать