Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Яблоков

Что изменится на телебашне после реконструкции

Когда откроют «технический маршрут» для туристов и ресторан «Седьмое небо»
Денис Абрамов / Ведомости

«Это прямая связь с каналом. Если вдруг надоел «Дом-2», говоришь им: «Ребят, сколько можно?» Шутка»

С середины июля Останкинская башня прекратила принимать экскурсии в связи с плановой реконструкцией. Мне это показалось бесчеловечным: в последний раз непобедимую конструкцию из железобетона и стальных тросов открывали для посещения в 2009 году, как раз после восьмилетнего ремонта. А теперь, значит, опять закрывают. Не теряя времени, я решил наведаться в башню и узнать, что там у них происходит.

Каждый мой шаг наверх бдительно охраняла бригада сотрудников ФГУП РТРС, в том числе 75-летний Илья Миндлин, руководитель музея башни. Он рассказал, что во время строительства рабочие называли башню «Николаевна» - в честь главного архитектора Николая Никитина.

К Николаевне ведут два узких крытых прохода: один для туристов, другой - для служащих. У подножия башни расстилаются художественно подстриженные газоны, бродить по которым без каски запрещено: вдруг сверху прилетит разводной ключ или чего похуже.

На входе к стеклянной будке охраны был приклеен листок со служебными позывными: «Прибыл депутат - 212», «Обнаружен труп - 213», «Выявлен подозрительный гражданин - 223». Меня и мои скудные пожитки осматривала женщина лет сорока. Она призналась, что у нее такое чувство, будто я несу в сумке нож. Минут десять мы устанавливали причину ее страхов, пока не обнаружили у меня пачку жевательной резинки.

Мы прошли через фойе, где висели схемы башни в разрезе, и поднялись на пятый этаж. Моим глазам открылся просторный зал в форме бублика, с огромными круглыми окнами и стенами морского цвета. Несколько рабочих что-то сверлили под потолком, пахло краской, но пол был чист, как небо за окном. По всему залу были расставлены металлические шкафы, издававшие бодрое гудение. С видом охотника, выслеживающего пуму, между шкафами к нам пробрался человек - Вадим Киселев, начальник службы эксплуатации радиотелевизионных передач. Он объяснил, что каждый шкаф - это передатчик какого-либо канала или радиостанции.

- Значит, отсюда можно выключить любой канал?

- Запросто, - подтвердил Киселев. - И руководству канала это очень не понравится.

- А можете сделать так, чтобы по всей стране играло «Лебединое озеро»?

Подумав, Вадим ответил, что нет. Впрочем, он может выключить все каналы, кроме одного, а уж там будет играть все, что должно.

Киселев показал нам одну из трех «кабин управления и контроля», где я увидел главную тайну российского вещания. Она заключается в двух юношах, одетых в старые свитера. По двенадцать часов в сутки молодые люди охраняют качество приходящего на башню сигнала. На маленьких квадратных мониторах перед ними - весь цвет российского телевидения. Если где-то изображение или звук портится, они обязаны поправить его с помощью бесчисленных реле и ползунков, чтобы не лишать страну рекламы и увеселительных шоу. Дивясь совершенству советской автоматики, я заметил возле монитора с наклейкой «ТНТ» большой черный микрофон.

- А это зачем?

- Прямая связь с каналом, - объяснил один из юношей. - Если вдруг надоел «Дом-2», говоришь им: «Ребят, сколько можно?» Шутка. На самом деле это не с редакцией связь, а с аппаратной. Но все равно - удобная вещь. Заведите себе.

Мы тепло простились с хранителями сигнала и поехали наконец в ствол башни. Пока мчались на лифте со скоростью 7 метров в секунду (говорят, раньше лифтеры выдавали туристам карамель), я вспоминал свой предварительный разговор с главным инженером Станиславом Белявским. Он рассказывал, что в таком объеме, как сейчас, реконструкция башни проводится впервые и что все работы «обусловлены противопожарными предписаниями». Бюджет на сегодняшний день составляет порядка 1,8 млрд рублей. Меняют все инженерные системы, ставят новые стеклопакеты, системы пожаротушения и мониторинга передатчиков. Реставрируют и ресторан «Седьмое небо», который не могут открыть уже тринадцать лет. Работы должны закончиться к 2015 году, но экскурсии, подчеркнул Белявский, возобновят уже зимой.

Тут лифт остановился, на табло загорелись зеленые цифры «85». Стоящая рядом со мной менеджер по развитию Юлия Егорова сказала, что со следующего года для туристов введут «технический маршрут», чтобы они могли видеть конструкцию башни изнутри. Первая остановка будет как раз тут, на отметке 85 метров.

Мы вышли на узкий балкон с решетчатым полом, висящий над пропастью. Кто-то включил свет, и оранжевые прожектора осветили вогнутую стену башни, вдоль которой бежали стальные тросы - 149 тросов, каждый толщиной с полруки. Во время пожара в 2000 году три четверти тросов сгорели практически мгновенно, потому что были пропитаны горючей антикоррозийной смазкой. Сейчас все тросы заменили, и у каждого есть свой паспорт.

- Кроме внутренней части, мы еще будем показывать внешнюю, - продолжила Юля. - Тут снаружи балкончик, где стоят метеоприборы. Это ведь еще одна важная функция башни.

Двинулись дальше. Проехали отметку «147» - там планируют сделать открытую смотровую площадку и, возможно, устроить летнее кафе. Проехали «243», где затаилась служба связи с передвижными телевизионными станциями.

- Хоть бы вы эти отметки как-нибудь прозвали для туристов, - сказал я. - «Станция «Солнечная», «станция «Проклятая».

- Да у нас и так наплыв большой, - отмахнулась Егорова. - Почти каждую неделю пары приходят - предложение делать. Мы хотим, чтобы браки на башне заключали. Пробовали один раз голубей выпускать со смотровой площадки. Переживали - вдруг их унесет или разорвет. Но они ничего, справились. В смысле полетели.

На отметке «334» вовсю шли работы по обустройству ресторана «Седьмое небо». Поворотный круг бездействовал. Вместо еды пахло сваркой. Егорова заверила меня: уж после этой реконструкции ресторан точно откроют.

На 337-м метре наскоро осмотрели главную смотровую площадку. Здесь все было спокойно, никакой реконструкции. Бронированные стекла в полу, фотографии иностранных телебашен, подзорная труба. Для топографических кретинов повесили круговую панораму столицы. Хочешь увидеть Кремль - найди его на панораме и опусти глаза чуть ниже: вот он, многоглавый.

На отметке «340» обнаружилась открытая смотровая площадка, расписанная силуэтами скайсерферов. Было слегка ветрено. Длинноволосые дамы обожают здесь фотографироваться, а корпулентные кричат, что их уносит. Школьникам тут тоже нравится: год назад один пролез между прутьями, которыми была огорожена площадка, и позировал, откинувшись над Москвой. Через несколько дней прутья заменили на крупноячеистую решетку.

Собственно, на этом месте Николаевна для туристов заканчивается. Даже после реконструкции водить выше никого не собираются. Наверху - резервные передатчики, аппаратные, электростанция, системы оперативной и специальной связи, резервуар с водой. Ну и флагшток. Флаг меняют где-то раз в полгода, и это весьма увлекательный процесс, в котором участвуют двое верхолазов и одно специальным образом завязанное полотнище. На мой взгляд, можно было бы оборудовать смотровую площадку веб-камерами и показывать церемонию замены флага туристам.

Однако вместо этого будут развивать инфраструктуру вокруг башни.

- Конечно, сейчас в тренде адреналин, - говорил старший администратор службы развития Сергей Астанин, молчавший до этого все триста сорок метров. - Скажем, на телебашне в Новой Зеландии есть тарзанка. У нас этого делать нельзя - слишком много техники. А вот в Англии, в Блэкпуле, под башней есть зал, там балы дают. Это красиво, они молодцы.

- У нас тоже будут балы?

- Нет, - сказала Егорова. - Но к нам тут пришли люди, предложили поставить под башней самую длинную в мире лавку.

- Зачем?

- Ну как - для отдыха, развлечения.

- А как же техника безопасности? Все в касках отдыхать будут?

- Придумаем. Главное, чтобы руководству понравилось.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more