В Латинской Америке запущен первый круизный поезд

Туристам предлагают проехаться над пропастью и посетить розовые плантации
Новые круизные поезда этого лета

Черногория Поезд, на котором раньше ездил исключительно югославский руководитель Иосип Броз Тито, теперь совершает регулярные рейсы между Белградом и портовым гордом Бар. За время поездки, которая длится 11 часов, можно свободно разгуливать по поезду и осматривать его зеленые диваны, персидские ковры, украшенные красным деревом салоны, конференц-зал и спальню руководителя, а также посетить прекрасный вагон-ресторан. Цена: £99 www.montenegroholidays.com Испания Появились целых два новых маршрута. Первый называется «Дорога садов камелий». Маршрут соединяет города Виго и Сантьяго-де-Компостела. Туристам предлагается осмотреть расположенные на пути сады, а также замок Сотомайор. Второй маршрут (Ruta de los Faros) посвящен маякам: он проходит по маршруту Ферроль - Рибадео. Поезд несколько раз останавливается, и туристы отправляются на специальные смотровые площадки. Цена: от €35 www.renfe.com США Добраться до Большого каньона в штате Аризона можно на поезде. Такое путешествие позволяет не только спокойно разглядывать пейзажи через стекло панорамного вагона, но и узнать об истории этих мест от аниматоров в ковбойских костюмах. Есть специальные экскурсии, рассчитанные на семейный отдых. Вагонов много - от недорогих сидячих до класса люкс. Если повезет, то раз в месяц можно попасть на исторический поезд, состоящий из отреставрированных старинных вагонов и настоящего парового локомотива, который в качестве топлива использует отработанное растительное масло. Цена: от $60 www.thetrain.com

Поезд пыхтя ползет через унылые окраины Кито. Внезапно обшарпанный пригород сменяется головокружительным ландшафтом Анд: мы въезжаем в Аллею вулканов. На горизонте - Котопакси высотой 5897 метров, со снежной шапкой на макушке.

Я на борту новенького красного Trеn Crucero, который с начала июня курсирует вдоль тихоокеанского побережья Эквадора, между Кито и Гуаякилем. Это первый в Латинской Америке круизный поезд, люди садятся на него ради знакомства со страной, а не просто чтобы попасть из пункта А в пункт Б. Четыре сидячих вагона рассчитаны на 54 пассажира: питаются они в придорожных ресторанчиках, а спят в отелях по ходу движения.

Железнодорожным путям, по которым идет поезд, более ста лет. Первая очередь 447-километровой железной дороги открылась в 1800 году, но лишь через восемь лет по ней проехали первые пассажиры. Впоследствии выяснилось, что пути слишком дороги в обслуживании, а с развитием автомобильных трасс в них попросту отпала нужда. Некоторые отрезки худо-бедно функционировали вплоть до начала 2000-х - например, «Нос дьявола», где поезд идет практически по краю обрыва. Учитывая техническое состояние железной дороги, на такую поездку отваживались только смельчаки. В 2008 году правительство объявило ветку Кито - Гуаякиль «национальным достоянием» и запустило долгосрочную программу по ее реставрации, которая обошлась в $280 млн.

Рельсы под облаками

Дорога спускается в зеленую долину, петляет между сосен и эвкалиптов, среди кукурузных и картофельных полей. «Вообще-то рельеф Эквадора не отличается разнообразием: вулкан слева, вулкан справа. Это отмечал еще Александр фон Гумбольдт, один из первых европейцев, побывавших в нашей стране», - говорит наш гид Мария Гарсес. Мы делаем привал в Национальном парке Котопакси, на высоте 3500 метров. Рельсы проложены по изумрудной траве, облака проплывают вровень с окном вагона. В ресторане на ферме Сан-Агустин-де-Кальо нас уже ждут к обеду. Это одно из самых старых заведений в стране. В XV веке здесь было что-то вроде караван-сарая для императоров инка - угольно-серая бесцементная кладка стен напоминает монументальные сооружения Куско.

Котопакси не самый спокойный сосед, странно, что люди столько столетий селятся у него под боком. «Наши предки заметили, что лава всегда обходит эту сторону склона, поэтому мы в безопасности», - объясняет хозяйка фермы.

На следующий день мы продолжаем путь на юг. Природа вокруг изменилась, климат стал суше. Впереди пампасы, где растут перечные деревья, каштаны и густая трава, а еще розы - главная статья эквадорского экспорта. Роберто Невадо, генеральный менеджер компании Nevado Roses, рассказал, что в общей сложности в стране 600 плантаций, которые экспортируют около 680 тысяч тонн цветов в год. «Сочетание высоты, света и климата делают Эквадор фантастическим местом для выращивания роз», - отметил Невадо.

Проходя между парниками, мы наблюдаем, как цветы собирают в охапки и упаковывают. Нам рассказывают, что российские покупатели, оказывается, предпочитают сорта с длинным стеблем - «Вечно молодой», а британцы меньше ценят эффектность, предпочитая аромат. («Ты когда-нибудь дарил жене розы?» - спросил один из моих попутчиков у другого. «Никогда», - усмехнулся тот.)

Ледяной бизнес

Ближе к вечеру начинается один из самых приятных отрезков дороги. Сидишь с чашкой макиато на открытой террасе панорамного вагона и смотришь вокруг: на крутые холмы, на поля по склонам, разгороженные яблоневыми садами на ровные квадраты. Извиваясь по узкой зеленой долине, дорога ведет к Урбине - самой высокой точке маршрута, на высоте 3609 метров.

Здесь мы познакомились с крестьянином по имени Бальтасар Уша. Этот жилистый 69-летний индеец кечуа оказался одним из последних представителей профессии йелерос - продавцов льда. Два раза в неделю Бальтасар на мулах поднимается на склоны самой высокой в Эквадоре горы - Чимборасо - за ледниковым льдом, который продает потом на рынке. И так с 15 лет. Кстати, «природный» лед гораздо вкуснее и чище, чем искусственный, из морозильника.

Базарный день в Гуамоте дал нам возможность взглянуть на вполне живое общество индейцев кечуа. Лотки с товарами и ресторанчики едва не перегораживали путь нашему поезду. На вокзальной площади и соседних улицах бойко торговали инструментами, посудой, фруктами, тканями, зерном, сухопутными свиньями и морскими свинками.

Колесами назад

Прямо по курсу - «Нос дьявола». Гарсес показала участок Бола де оро («Золотой самородок»), где в 1900-е годы один рабочий, ремонтировавший железную дорогу, нашел золото. Поезд, извиваясь, спускается к реке Чанчан, протекающей по ущелью. Вскоре оно расширилось, и мы оказались на краю головокружительной пропасти. Уклон здесь такой, что поездам приходится пускать колеса в обратном направлении, зигзагами двигаясь по горе.

Наконец мы добираемся до окутанных туманом равнин с банановыми и кокосовыми плантациями, где к паровозу 1950-х годов присоединяют современный локомотив. В Гуаякиле - конец путешествия.

FT, 07.06.2013. Перевод Марии Божович и Сергея Петрова

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать