"Амурская осень" в Благовещенске: Фестивальное кино и антрепризный театр могут мирно уживаться

Союз искусств не дрогнул даже перед лицом разгула водной стихии
"Амурская осень"

Призывы отменить «пир во время чумы» раздались в августе, их отголоски были слышны чуть ли не до первых фестивальных дней и стоили изрядных нервов президенту Сергею Новожилову, вынужденному доказывать, что пира не предвидится, часть сборов от спектаклей пойдет на помощь пострадавшим, актеры будут колесить по области бесплатно, а уныние - грех.

Начался фестиваль с серьезной ноты: традиционные цветы легли к бюсту Валерия Приемыхова - сценариста, актера, режиссера и дальневосточника. Ему в декабре исполнилось бы 70 лет, в столичные торжества по этому поводу верится, увы, слабо, но «Амурская осень» мимо важной даты не прошла: провела вечер памяти человека, чье имя носит главный приз ее кинокурса.

В Благовещенске по регламенту сосуществуют две конкурсные программы - кинематографическая и театральная. Если в первой по обычной фестивальной логике задает тон авторское кино (в этом году - «Майор», «Небесные жены луговых мари», «Иуда», «Разносчик» и т.д. - всего 13 названий), то вторая состоит целиком из антрепризных спектаклей, и сегодня она для местной публики, пожалуй, на первом месте. Кинозал бывал полон часто, но все же не на всех сеансах, а вот театральные залы неизменно переполнены, причем очень благожелательной публикой. Иногда вне всякой меры благожелательной - это если соотнести градус реакции на зрелище с качеством самого зрелища.

Выбор фестивальных программистов по-своему оправдан: у «Мужчины моей мечты», «Любви по-итальянски» или «Поцелуя удачи» есть свои зрители - они купили совсем не дешевые билеты в кассе и всякий раз энергично аплодировали в финале. Думаю, однако, что для фестиваля самым правильным было бы сохранить этот конкурс (соревнующиеся антрепризные сочинения - благовещенское ноу-хау), но превратить его именно в зрительский, то есть сформировать жюри из зрителей же. Пусть они оценивают эту «бодягу», как с ласковой иронией выразился председатель театрального жюри Александр Ширвиндт, по своей мерке - не вполне театральной. А то маэстро Ширвиндта и примкнувших к нему судей было немного жалко.

Порой к жалости примешивалось недоумение - как в случае с «Воспитанием Риты»: легче поверить, что этот спектакль поставил не Кшиштоф Занусси, автор знаменитых «Защитных цветов» и «Квартального баланса», а одноименная стиральная машина, причем за время, отведенное на одну стирку. Тем не менее жюри нашло возможным отметить «Воспитание» спецпризом, а главные свои милости распределить между «Женой на двоих» и «Поцелуем удачи».

«Жена» поставлена по пьесе «Двое в лифте, не считая текилы». Лифт там, разумеется, застревает, а двое - это застрявшие вместе муж и любовник невидимой зрителям дамы. Их играют Петр Красилов и Игорь Гасилов - первый интереснее, зато последний еще и постановщик, получивший в Благовещенске режиссерский приз (актерский приз им разделили на двоих). В основу «Поцелуя удачи» легла пьеса непонятного авторства (программка об этом умалчивает, а на пресс-конференции создатели спектакля от ответа уклонились), но ясной природы: это комедия дель арте, где слуги дурят господ, однако выделка у нее отечественная, торопливая и незатейливая. Печален был, в общем, тот фон, на котором «Поцелуй» стал не только заметен, но и заслужил улыбку удачи в виде Гран-при (Людмилу Артемьеву поощрили отдельно за ее Коломбину, довольно забавную, хоть и с ограниченным количеством ужимок на два с лишним часа театрального времени).

Жюри киноконкурса во главе с Яном Стрейчем пришлось полегче, чем коллегам-театралам: ему все же было на что посмотреть. Его вниманию предложили даже «Деточек», которых не рискнул вставить в свою программу исторически благосклонный к Дмитрию Астархану сочинский «Кинотавр». Но судьи остались равнодушны к варварской (это комплимент) режиссуре Астрахана и его новым неуловимым мстителям нежного возраста и жестоких нравов, предпочтя тихую, традиционную, фабульно предсказуемую «Жажду» дебютанта Дмитрия Тюрина про ребят постарше, опаленных в «горячей точке» и ищущих опору в мирной жизни - как умеют и могут. «Жажда» взяла Гран-при и мужской актерский приз (тоже на двоих - Михаилу Грубову и Роману Курицыну), за женскую роль наградили Таисию Крамми («Море»), за сценарий - Юрия Быкова («Майор»), за режиссуру - Андрея Стемпковского («Разносчик»).

Ни в одной строчке наградного листа не нашлось места «Небесным женам луговых мари», и дело тут скорей всего в оплошности (причем случившейся повторно - после аналогичного казуса летом на ивановском «Зеркале») с копией: она прибыла без перевода - на языке тех самых луговых мари, которым жюри, как выяснилось, не владеет. «Зеркалу» это не помешало поддержать необычный фильм Алексея Федорченко призом, причем зрительских симпатий. На «Зеркало» неча пенять, но «Амурская осень» предпочла в смешное положение себя не ставить.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать