Александр Баунов: До последней точки

Почему о сирийском городке Маалула пора писать некролог
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

По легенде, скала расступилась, чтобы Фекла могла сбежать от преследователей. Современным жителям Маалулы пригодился бы этот опыт

Некрологи обычно посвящены отдельным людям, но этот - про целый город и про целый язык. Пока мы переживали/радовались за Навального, исламисты из Свободной армии Сирии взяли штурмом христианский городок Маалула в горах под Дамаском. Наличие христианского городка - большое ведь препятствие для свободы, правда?

В некоторых - немногочисленных - новостях на эту тему Маалулу называли оплотом или символом христианского присутствия в Сирии. И хотя оплотом, конечно, является Дамаск, с его десятками, а может, и сотнями тысяч христиан, а на символ вполне тянет древний монастырь в Седнайе - Маалулу жаль не меньше.

Филологи, особенно семитологи, знают, что язык Маалулы - единственный на территории Сирии и один из немногих в мире новоарамейских языков. Это потомок того арамейского, на котором говорили Христос и апостолы, на котором раввины учили и писали Талмуд, купцы - договоры, а персидские цари - указы и хроники. Арамейский много веков был латынью Ближнего Востока: даже великая империя персов Ахеменидов выбрала его, а не свой персидский в качестве государственного языка. Появился «имперский арамейский». Но если у латыни множество потомков, у греческого - один (новогреческий), то у арамейского, на котором когда-то говорили и писали Сирия, Ливан, Междуречье, большая часть Малой Азии, - всего ничего: язык Маалулы. Был.

Им пользовалась значительная часть населения Земли, а потом он сокращался, сужался и сошел до одной точки - городка в горах под Дамаском. Как византийская империя сокращалась и сократилась до одной точки - церкви и нескольких построек в Стамбуле на берегу бухты Золотой Рог. И вот этот крохотный остаток взят штурмом.

Когда я приехал в Маалулу прохладным весенним вечером, на городской площади школьники играли в футбол, и я пытался разобрать, на каком языке они перекрикиваются между собой: лови, давай, заходи, бей. Прислушивался к языку стариков в лавке, монахинь в монастыре. Трудно разобрать, если ты не семитолог. Иногда кажется, что говорят по-арабски, особеннодети. Хотя ведь и на латыни с какими только акцентами ни говорили.

Маалула не деревня, а именно городок с каменными двух-трехэтажными домами. Зимой население чуть больше тысячи, зато летом - пять-шесть тысяч (здесь, на высоте полутора километров, гораздо прохладнее, чем на сирийских и ливанских равнинах). Поэтому трудно установить с точностью соотношение мусульманского и христианского населения: говорят, мусульман здесь было около трети. Но архитектурно здесь доминировали церкви и монастыри: город находился в горной в чаше, а они - на склонах. Самые древние - Мар Саркис IV века, Мар Текла (Св. Феклы) примерно того же времени. Но большинство, конечно, новее.

Печально было узнать, как война развела людей, которые недавно жили друг с другом в мире. По сообщениям бежавших из Маалулы, горожане-мусульмане приветствовали джихадистов, которые поджигали церкви, выгоняли из домов их соседей-христиан и казнили тех, кто считался сотрудником властей. Впрочем, когда официальная армия попыталась отбить город, бежали уже мусульмане. Трудно сказать, в чьих руках он будет на момент выхода газеты, но это уже почти все равно: в городе осталось около 50 жителей.

Кроме редкого языка, домиков и церквей, главная достопримечательность Маалулы - ущелье Св. Феклы, уменьшенная версия каньона в Петре, про который не знали туристы. Согласно древнему апокрифу, скала расступилась, чтобы Фекла могла сбежать от преследователей. Современным жителям Маалулы очень бы пригодился этот опыт.

Автор - старший редактор Slon.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more