Стиль жизни
Бесплатный
Остап Кармоди

В Чехии происходит пивная революция

За что чехи полюбили пиво от мелких производителей
Аля Пономарева

Первые чешские эли были не очень удачными, но буквально за пару лет чехи научились делать их не хуже британцев

Вторник, десять часов вечера. Не самое пиковое время в барах и ресторанах. Но в пивной Kulovy blesk на обочине одной из главных пражских магистралей нет ни одного свободного столика. Несколько комнат и довольно просторный дворик заполнены под завязку. На баре - одиннадцать кранов, и на большинстве из них - эли местного чешского производства. Кроме эля, есть портер, ржаное пиво и другие диковины. Традиционное для Чехии светлое пиво только одно. Оно же самое дешевое - 28 крон, то есть чуть дороже одного евро. Но популярностью оно не пользуется. Посетители заказывают эли, которые стоят от двух евро и выше.

Еще несколько лет назад подобную сцену в чешской пивной невозможно было и вообразить. Чехи, пьющие эль, да еще и по цене вдвое выше, чем традиционное Пльзеньское... До недавних пор здесь производили и пили всего три сорта пива низового брожения: «деситку» (где цифра 10 обозначает не градусы алкоголя, как многие думают, а концентрацию пивного экстракта), «дванацтку» и черное. А почти весь чешский рынок пива делили между собой пять марок: «Пльзеньский Праздрой», «Гамбринус», «Велкопоповицкий Козел», «Старопрамен» и «Крушовице». Разнообразием корпорации не баловали. Так, владелец первых трех марок, SABMiller, к середине 2000-х полностью прекратил выпуск черного «Гамбринуса» и свел к минимуму выпуск светлого «Козла», решив, что принадлежащим ему заводам незачем конкурировать между собой. С международными корпорациями худо-бедно конкурировали два чешских пивзавода - Bernard и Svijany. В провинции, конечно, существовали маленькие заводы, варившие собственное пиво, но найти его в полусотне километров от места производства было очень непросто. Да никто особо и не искал.

Все стало меняться четыре года назад. Тогда правительство, искавшее любые способы пополнить пустеющую казну, очередной раз подняло акцизы на пиво, и любимый напиток заметно подорожал. Возможно, чехи решили, что раз уж цена поднялась, то и выбор должен расшириться. Постепенно пиво от маленьких провинциальных производителей стали разливать уже в десятках, а то и сотнях заведений. Но это был только первый этап Великой пивной революции. Второй хоть и начался почти одновременно с первым, стал заметен лишь недавно.

Чтобы отличаться от своих конкурентов, чешские пивовары стали экспериментировать и варить нетрадиционные для Чехии сорта. Начали с пшеничного, потом пошли портеры. И, наконец, совсем уже нетрадиционные для Чехии эли - сорта верхнего брожения с повышенным содержанием хмеля и ярко выраженной горечью. Первые чешские эли были не очень удачными, но буквально за пару лет чехи научились делать их не хуже британцев. Сегодня может показаться, что эли, несмотря на новизну и относительную дороговизну, стали в Праге чуть ли не более популярны, чем традиционные сорта. Фактически каждый уважающий себя небольшой пивзавод варит пшеничное, портер и два-три сорта эля. Начали эту революцию всего лишь два человека: Мартин Матушка из Страговского монастырского пивзавода и Ян Кочка из северочешского пивзавода Kocour. Успех обоих был таким быстрым и оглушительным, что их примеру последовала вся Чехия, а сами они вскоре основали собственные пивзаводы. Тот, что открыли Матушка с сыном, так и называется - Matuška и находится неподалеку от Праги. А Кочка заложил так называемый летающий пивзавод Nomad, у которого нет своего помещения: Кочка с партнером по бизнесу выдумывают рецепт, потом находят пивзавод, где, по их мнению, наилучшим образом этот рецепт реализуют, и арендуют мощности там.

Сейчас тройка лучших чешских пивзаводов выглядит так: Matuška, Nomad и не потерявшийся после ухода главного мастера Kocour. В спину им дышат еще один летающий пивовар - Falcon, Бржевновский монастырский пивовар, Пивоваренный завод в Йиглаве, Antoš и, конечно, Унетицкий пивовар. В последнем, правда, нетрадиционные сорта варят только два раза в год. Страговский пивзавод, несмотря на уход Матушки, тоже варит великолепное пиво, но из-за слишком маленьких мощностей его сложно попробовать вне монастырской пивной. Характерно, что только двое из этой девятки, Страгов и Kocour, существовали до 2009 года. Остальные семь - дети пивной революции. Которая, кстати, не собирается останавливаться. Освоив портеры и эли, Матушка, Кочка и другие думают взяться за бельгийские сорта.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать