Евгений Жадкевич: Вредная красная книга

Как социальные сети стали авторитетнее, чем гид «Мишлен»

Цена некоторых заведений была ниже, чем стоимость факса, который пришлось бы отправить с запросом на бронь

Впервые с библией путешественника я столкнулся осенью 1993 года. В те дни недалеко от нашей конторы убедительно стрелял танк, а оборот турагентства держался на героических женщинах-шопницах, возивших тонны лиловых зимних чепчиков из Сеула. Всех остальных туристов - стоматологов, певцов, репетиторов и жен гангстеров - направляли ко мне как к стажеру со знанием географии и языка. Белой вороной в этом клиентском вертепе оказалась хрупкая, но хорошо подкованная женщина с пятикилограммовой «Библией путешествующего протестанта». В этом справочнике на тонкой миссионерской бумаге были описаны все приюты и гостиницы христианского мира, дешевле двадцати долларов за ночь. Цена некоторых заведений была ниже, чем стоимость факса, который пришлось бы отправлять с запросом на бронь. Еретическую книгу, грозившую задушить в зародыше наш туристический бизнес, хотелось сжечь вместе с экономной хозяйкой. Забронировав практически бесплатный пансион в центре Рима, мы холодно расстались. Разработчики трипадвайзора, букинга и скайсканера в те годы боролись с прыщами, авторы путеводителей «Афиши» еще ходили под стол, а присягать на моей тогдашней библии - красном гиде Мишлен - сектантка наотрез отказалась.

Прошли годы, но красные гиды Мишлен - рейтинги гостиниц и ресторанов - по-прежнему стоят на моей полке, хотя молиться по ним стало сложнее. С тех пор как каждый потребитель получил право голоса в соцсетях, репутации в гостиничном и ресторанном мире создаются и разрушаются не дипломированными занудами, а народными массами, которым не лень накатать страницу «как я провел лето». Отзыв американской семейной пары, к которой двадцать минут не подходил официант, информативнее трех вилок, поставленных заведению инспектором Мишлен, чье правило - оценивать в ресторане не атмосферу и сервис, а только еду. Если раньше в выборе гостиницы можно было довериться состоящему из одной фразы комментарию красного гида (с 2000 года они позволяют себе текст, а не просто рейтинг и адрес), то теперь приходится лопатить до зубной боли подробное наследие графоманов, зачастую ангажированных SMM-агентствами, конкурентами или владельцами бизнеса.

«Красные гиды» Мишлена находятся в противофазе со временем и раздражают всех участников рынка своим консерватизмом, презрением к трендам, медлительностью обновления контента, завесой тайны и книжным подходом к делу. Стандарты компании предполагают около 240 обедов и ужинов инкогнито в год на каждого инспектора, 130 ночей в отелях и до 800 посещений под собственным именем. При этом диссидент Мишлена Паскаль Реми - французский Сноуден, уволенный из компании за слив секретов в книге «Инспектор садится за стол», - говорит, что на десять тысяч заведений, упомянутых во французском издании, в штате компании есть только десять полевых инспекторов. Каждому из них приходится совершать десять визитов в день, поэтому в восьми случаях из десяти инспектор, понятное дело, не ест. Над Мишленом хорошо смеялся Де Фюнес в фильме «Крылышко или ножка» (владелец ресторанного гида носит там фамилию Дорожный - намек на автомобильное происхождение справочника), карикатурные инспекторы выведены в «Тринадцати друзьях Оушена» и «Рататуе». Как бы то ни было, упомянутыми в Мишлене мечтают оказаться все гостиницы и рестораны, а также целые города - например, Москва, которая завалена глянцем и путеводителями, но голодает без старомодного честного рейтинга. О причинах остается только гадать: у французов не хватает рук, покрышки и без справочника продаются хорошо, или московские заведения закрываются быстрее, чем готовится к выходу в свет очередная красная библия.

Автор - генеральный директор туристического агентства «Остров Европа»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать